ЭтикетПриродаПсихологияИменаСтихиЗагадкиЁжефоткиЕщё ▾
РассказыБессмыслицыХозяюшкаЗдоровье

Арабы

 ← Поделиться

Арабская классическая антроаонимическая модель, окончательно сформировавшаяся в позднее средневековье, стала основой для дальнейшего развития систем личных имен во всех арабских странах. В то же время распространение ислама и вместе с тем арабо-мусульманского именника повлекло за собой коренные изменения в антропонимических системах многих народов Азии и Африки. Без учета влияния арабской AM немыслимо изучение систем личных имен этих народов.

За время своей жизни араб мог обладать несколькими именами. Первое имя давалось в младенчестве (при рождении или обрезании), к нему добавлялось имя отца; потом он мог получить титул, соответствующий его социальному положению, или прозвища, отражающие его личные качества или описывающие его наружность. Мог он именоваться по названию той страны (местности), где родился или откуда приехал. Название религиозной секты, к которой он принадлежал, тоже могло входить в состав его имени, равно как и название профессии, должности, титул сановника и т. д. Если же человек был известен как писатель, то он мог иметь и псевдоним. По отношению к одному лицу эти имена, прозвища, титулы никогда не употреблялись все вместе. Их многочисленные и меняющиеся комбинации отражают только те имена, по которым человек был известен своим современникам и которые дошли до наших дней. Понятно, что имена, построенные по наиболее полной AM, встречаются у правителей, знати, ученых, писателей, исторических деятелей. Дошедшие до нас имена простых людей чаще состоят из одного или двух элементов.

Все типы имен принято обозначать арабскими терминами. Их число у разных исследователей колеблется от четырех до восьми в зависимости от подразделений прозвищ и титулов.

1. Алам (исмалам) — первичный и неотъемлемый компонент арабской AM, личное имя в узком смысле слова. Оно давалось ребенку при рождении или (мальчикам) при обрезании и обычно употреблялось в кругу родственников и знакомых. Алам мог быть простым, состоящим из одного элемента (Асад, Зайд, Му-хаммад, Ибрахим, Хасан), или сложным, состоящим из двух элементов. Это, как правило, теофорные имена с элементами абд’раб’ + аллах (или один из его 99 эпитетов). Особенно часто употребляются эпитеты ар-Рахман ’милостивый’ и ар-Рахим’милосердный’. В качестве алам иногда употребляются другие типы имен с элементами абу, умм, ибн, -ад-дин, -Аллах и др.

2. Кунья — (а) тектоним, производный от алам, в состав которого обязательно входят элементы абу ’отец’ или умм ’мать’, обозначающий имя по сыну; к примеру, халиф Али помимо своих многочисленных имен носил еще имена своих сыновей: Абу-л-Хасан и Абу-л-Хуссейн, т. е. ’отец Хасана’ и ’отец Хуссейна’; (б) особого рода прозвище, употребляемое метафорически и обозначающее личные качества его носителя. В данном случае элементы абу или умм не переводятся как ’отец’ и ’мать’, а понимаются как «обладатель» и в соединении с нарицательной лексикой приобретают свое специальное антропонимическое значение. Подобный способ образования имен был очень популярен среди арабов: Абу-Ма’шар обладатель общества’ (т. е. «общительный»), Абу-л-Хайр ’обладатель добра’ (т. е. «добрый»), Абу-л-Фарах ’обладатель радости’ (т. е. «радостный»). Подобные прозвища могли употребляться и в ироническом смысле, например Абу-Хурайра ’обладатель котенка’ (т. е. «кошатник»).

Иногда при рождении давались сразу и алам и кунья. В таком случае кунья выражала пожелание, чтобы у человека родился сын с этим именем.

Кунья в ряде случаев могла быть выведена из личного имени (алам). Несколько имен (Абу Бакр, Умм Кулсум) из разряда кунья перешли в разряд алам, сохраняя элемент абу/умм.

В число имен типа кунья порой включаются и имена по отцу, брату, деду. Однако, исходя из синтаксического различия имен с элементами абу/умм и ибн/бинт, их следует относить к типу насаб.

3. Насаб — текноним, производный от алам, с элементом ибн/бинт или ибна ’сын’/’дочь’, обозначающий имя отца, деда, прадеда и т. п. в генеалогическом ряду: А, сын Б, сын В, сын Г, сын Д и т. д. Попытки проследить свою родословную иногда приводили к чрезмерной длине цепочки имен насаб. Так, автор широко известного словаря Ибн Халликан имел 12 имен насаб: Абу-л-Аббас Ахмад ибн Мухаммад ибн Ибрахим ибн Абу Бакр ибн Халликан ибн Бавак ибн Шакал ибн ал-Хуссайн ибн Малик ибн Джафар ибн Иахйа ибн Халид ибн Бармак по прозвищу Шамсу-д-Дин. Цель подобной генеалогической цепи — проследить свое происхождение от знаменитой фамилии Бармакидов. На практике употребление имен типа насаб редко шло дальше имени деда, т. е. А, сын Б, сын В.

4. Лакаб — добавочное имя, прозвище, кличка, почетный титул, возвеличивающий эпитет. Этот тип имен наиболее, сложный в арабской антропонимии как по форме, так и по семантическому составу, а также по синтаксическому употреблению. Имена типа лакаб всегда несут определенную семантическую нагрузку, нередко метафорического и метонимического характера. Эти имена тесно связаны с реалиями средневековой жизни,

с идеями арабо-мусульманской культуры. Часто перевод имени типа лакаб требует детального знания культурно-исторического фона. Необходимо также учитывать, что подобные имена, как правило, давались человеку после его смерти. Для представителей разных социальных прослоек были характерны различные группы имен лакаб. К примеру, среди правителей, военачальников, государственных сановников были распространены титулы с элементами -дин, -давла, -амир, ал-му’минин, -мулк, -ислам, -милла. Лакаб в узком значении прозвища известен во всех исторических периодах и во всех социальных группах. Часто это презрительное прозвище (выделяется термином набаз или лабаз); оно может отражать какой-либо телесный недостаток или отрицательное свойство характера (Тавил ’длинный’, ал-Каззаб ’лжец’ и др.).

Иногда именование по занятиям или должности обозначается специальным термином мансаб (например, ал-Хагиб, ан-Наххас, ар-Равийа), являющимся, на наш взгляд, частным случаем имен типа лакаб.

Почетные титулы иногда объединяются термином хитаб. Обычно это имена типа лакаб с элементом ад-дин (Нур-ад-Дин, Шамсу-д-Дин).

Многие имена лакаб халифов и эмиров со временем перешли в разряд алам и стали употребляться во всех социальных группах, например: ар-Рашид, Рида, Заки, Таки и образовавшиеся по типу кунья Абу-л-Фатх, Абу-Наср, Абу-л-Фадл.

Близко к именам типа лакаб стоят псевдонимы поэтов и писателей, объединяемые термином тахаллус (или махлас). Имена тахаллус могут иметь какую-либо связь с личными качествами носителя, с характером и стилем его произведений, с именами меценатов, с названием места проживания и т. д. Так, поэт ал-Ба’ис был назван по стиху, который начинается словом того же корня, ал-Мутанабби — по роду своей политической деятельности.

5. Нисба — имя, обозначающее этническую, религиозную, политическую, социальную принадлежность человека, место его рождения или проживания и т. д. Обычно нисба имеет морфологический показатель относительного прилагательного — суффикс -и: Макки, Шарани, Иамани. Как правило, нисба односложное имя, даже если оно образовано от сложного имени: Абу-Бакр — Бакри, Ибн ал-Зубайр — Зубайри, Фахру-д-Дин — Фахри. Один человек мог иметь несколько нисба одновременно, например имя по отношению к религиозной секте — Ши’и (Шиит) и по отношению к месту жительства или происхождения — Басри (из города Басра). Причины выбора имени нисба могли быть самыми различными. Так, например, нисба Бадри носили мусульмане — участники битвы при Бадре; раба, купленного за 1000 монет, нарекли Алфи (алф ’тысяча’). Имена типа нисба, как и другие типы арабских имен, входят и в группу имен лакаб, и мансаб, и тахаллус.

Существует традиционно установившийся порядок следования элементов AM: 1) кунья, 2) алам, 3) насаб, 4) лакаб, или набаз, или мансаб, 5) нисба или тахаллус. Иногда на первое место ставится хитаб, а лакаб и нисба могут поменяться местами. Алам и насаб почти всегда присутствуют в AM, а остальные компоненты могут варьироваться или вовсе отсутствовать.

Женские имена в основной массе намного проще мужских по числу элементов. Отсутствие имен лакаб и нисба и более редкое употребление имен кунья и насаб значительно сокращает их AM. Только особо знатные и известные в истории женщины имели прозвища и титулы. Самые распространенные женские имена — это те, которые носили жены и дочь пророка Мухаммада (Хадиджа, Хинд, Фатима и др.) Теофорные имена образуются с элементом Амат (Амат Аллах, Амат ал-Вахид). С именем алам иногда употреблялись прозвища (Куррату-л-айн, Шаджару-д-дурр).

По своему составу арабские антропонимы в основной массе семитского происхождения. Те имена, которые заимствованы из родственных семитских языков, «вжились» в собственно арабскую массу личных имен. Доля заимствованных имен относительно мала. Различают несколько пластов заимствованных антропонимов и их элементов: 1) греко-латинский (Сукрат, Афлатун, Иклидис и др.); 2) иранский (морфемные элементы -ан, -вайх, имена Фархад, Хусруф); 3) турецкий (морфемные элементы -угли, -баша, имена Арслан, Туман, Урхан). Существует также некоторое число заимствований из берберских, индийских и других языков.

Человек мог быть известен своим современникам и последующим поколениям под любым из перечисленных типов имен. В качестве подобного имени известности употреблялись и алам (Мухаммад), и насаб (ибн Батута), и кунья (Абу Нувас), и нисба (ат-Табари) и др. Невозможно четко разграничить типы имен классического арабского языка: они пересекаются, взаимодополняются. Одно и то же имя может принадлежать к нескольким типам, в зависимости от того, рассматривается ли оно в плане формы, или семантики, или происхождения, или функции.

В большинстве арабские антропонимы несут определенную семантическую нагрузку, которая может существенно отличаться от значений тех апеллятивов, от которых они образованы. Семантика имен собственных — это отношение между называемым (носителем имени) и тем понятием, которое выражено словом-основой в сознании называющих. Согласно схеме В. А. Никонова, основные семантические типы личных имен арабов сводятся к следующим.

I. Описательные имена (дескриптивы). Это имена, которые констатируют признаки новорожденного, различные обстоятельства и условия его рождения, содержат данные о родителях.

Сюда же относятся имена, даваемые уже взрослому человеку по каким-нибудь телесным недостаткам или другим признакам.

1. Имена, связанные с родством: ал-Валид ’ребенок’, Ухай ’маленький брат’, Убай ’маленький отец’, Умайма ’маленькая мать’.

2. Имена, данные по индивидуальным особенностям, по физическим недостаткам: (а) зрение — Ахвал ’косой’, Ахбас ’узкоглазый’, А’ма, Дарир, Кафиф ’слепой’, Басир ’с хорошим зрением’, А’маш ’подслеповатый’; (б) слух — Асамм, Атраш ’глухой’; (в) тело — Кабир ’большой’, Тавил ’длинный’, Адкан «темно-коричневый’, Ахдаб ’горбатый’, А’радж ’хромой’.

3. Обстоятельства рождения: (а) время — названия месяцев лунного календаря (Раджаб, Сафар, Рамазан; Джум’а ’пятница’, Субхи ’утренний’); (б) место — Басра, Самарканд; сюда входят имена нисба, связанные с географическими названиями: ат-Тантави, Макки.

4. Имена случая: Шабака ’сеть’, Катран ’смола’, ’деготь’. Вероятно, сюда же можно относить и некоторые имена из наименований животных и растений.

5. Обозначение по родителям: имена типа насаб.

6. Чувства родителей по отношению к ребенку: радость, нежность, любовь — Махбуб ’любимый’, Хубба ’любовь’, Вахб и Маухаб ’подарок’.

II. Имена-пожелания (дезидеративы).

1. Пожелания ребенку: (а) долгой жизни — Йахйа ’он будет жить’, Таглиб ’ты одержишь верх’, Амр ’жизнь’; к этой группе можно отнести и наименования крепких и долговечных растений — Талха ’акация’; (б) пожелания счастья — Са’ид ’счастливый’, Са’д ’счастье’, Тауфик ’успех’, ’счастье’; (в) пожелания силы и смелости (мальчикам) — Асад, Усама ’лев’, Нимр ’тигр’, Наср ’орел’, Сакр ’сокол’; сюда относятся и имена, имеющие отношение к войне — Зу-л-Фикар метафорически ’меч’; (г) пожелания власти, знатности — ал-Амир ’эмир’, ас-Саййид ’господин’, ар-Ра’ис ’глава’; сюда же относятся и имена из разряда лакаб, бывшие возвеличивающие титулы; (д) пожелания красоты, нежности (девочкам) — Варда ’роза’, Халима „кроткая’, Хасана красивая’; сюда относятся и имена некоторых планет, драгоценных камней; (е) пожелания лучших душевных качеств — Афиф ’добродетельный’, ’скромный’, Фахми ’умный’, Фахри ’гордый’, Камил ’совершенный’, ал-Фадл ’честь’, ’достоинство’.

2. Обманные (защитные) имена, охраняющие от „злых духов“, „сглаза“: (а) имена отрицательных качеств, отталкивающие имена, вызывающие отвращение — Кабиха ’безобразная’, Мурра ’горькая’; сюда можно отнести и имена по названиям пресмыкающихся, насекомых — ал-Ханаш ’змея’, Шабат ’тарантул’ и т. д.; (б) для обмана — Иамут ’он умрет’.

3. Пожелания родителей самим себе: Иазид ’он прибавит’

III. Имена-посвящения (меморативы) — памятные, связывающие носителя имени с обозначаемым в его имени другим человеком, божеством или идеей.

1. Тотемные имена. Возможно, что к тотемным именам восходят Калб ’собака’ (употребляется и форма множественного числа Килаб), Ди’б ’волк’.

2. Имена религиозного характера: (а) имена пророка Мухаммада, его родственников и ближайших сподвижников — ал-Аббас, Фатима, Али, Омар, Хамза и др.; (б) библейские имена, которые ввиду их усвоения исламом несут определенную религиозную нагрузку, — Иа’куб, Ибрахим, Идрис, Исмаил, Сулейман, Иусуф и др.; (в) теофорные имена — Абдаллах ’раб Аллаха’ и другие имена, образованные по модели „абд + эпитеты Аллаха“; (г) имена, выражающие идеи ислама; это имена с элементами -ад-Дин, -Аллах ал-Ислам, -Сунна и др.; (д) имена, связанные с Кораном, — ал-Кур’ани, Хафиз ’знающий наизусть Коран’. Встречающиеся в Коране отдельные буквы породили имена Таха и Иасин.

3. Имена в честь знаменитых исторических лиц или предков. В качестве таковых Давались прозвища имамов, военачальников, знаменитых родственников.

Современная антропонимическая модель, принятая в Египте (АРЕ), близка к арабской классической и включает личное имя человека, за ним следует имя его отца, далее фамильное имя, например: Камал Мухаммад Ибрахим, Хусейн Камил адДин, Мухаммад ’Осман Джалал (Галал), Нура Исма’ил Хасанейн, Закийа ’Абд ал- Азиз ас-Сану си, Махмуд Хаттаб алБагури (ал-Баджури). В таком виде имя фиксируется в паспорте и в других официальных документах. Элемент ибн ’сын’, который в арабской классической AM присутствует между именем сына и отца, в современной египетской AM опускается. Однако в ряде случаев при необходимости или желании воздать кому-либо почести (в почетной грамоте, официальном дипломе и т. п.) слово ибн восстанавливают, добавляя иногда также имя деда и даже прадеда. В повседневном общении принято опускать и имя отца, таким образом, человека обычно называют по личному имени и фамилии, например: Махмуд Теймур, Мухаммад Тёймур, Ахмад Теймур, Сухейр ал-Каламави, Ибрахим ал-Мувейлихи и т. д.

Египетские женщины, выйдя замуж, не меняют фамилии.

В сфере обиходно-бытового общения, особенно в египетских деревнях, вместо слова ибн ’сын’ обычно употребляют слово абу ’отец’1. Известный египетский ученый — фольклорист и историк — Ахмад Амин в своем „Словаре египетских обычаев, традиций и выражений“ указывает на возможность подобного употребления.

В Египте часто индивидуальное имя заменяется другим по какой-либо общеизвестной ассоциации, т. е. именем, заимствованным из библейско-коранических сюжетов или связанным с историческими событиями, например, Ибрахима называют Абу Халил, потому что у арабов имя библейского Авраама (араб. Ибрахим) присоединяется к почетному прозванию Халил Алла или ал-Халил (т. е. ’друг бога’); Сулеймана называют Абу Да’уд, так как Сулейман — арабская форма библейского имени Соломон, сына Давида; Хасана называют Абу’Али, потому что Хасан — сын Али, четвертого арабского халифа (правившего в 656 — 661 гг.), и т. д. Подобное явление характерно и для других арабских стран.

Сравнивая антропонимию арабского литературного языка и разговорного языка Египта, прежде всего следует указать на фонетические варианты имен, существование которых обусловлено различиями в системах звуков этих языков и закономерным чередованием фонем. Учет фонетических различий крайне важен, так как арабская графика (консонантное письмо) не передает местных особенностей произношения, а при транслитерации египетских имен подобные различия учитывать необходимо. Они состоят в следующем:

1) звук дж в Египте произносится как г (лит. Джамал - ег. Гамал, лит. Маджид — ег. Магид);

2) в именах, образованных по типу причастия I породы действительного залога женского рода происходит выпадение гласного и при втором корневом согласном (лит. Фатима - ег. Фатьма, лит. А’иша — ег. ’Еша);

3) в некоторых именах, особенно заимствованных из древнееврейского языка, во втором слоге у заменяется на и (лит. Йусуф — ег. Йусиф);

4) звук к в египетском диалекте обычно произносится как гортанный взрыв (лит. Фарук — ег. Фару’);

5) звук л в ряде случаев, особенно в заимствованиях, произносится как н (лит. Исма’ ил — ег. Сима’ин)2;

6) звук м может в некоторых случаях заменяться звуком н (ег. Фатна — лит. Фатима).

Некоторые особенности характеризуют имена египетских коптов (христианское население страны). Помимо имен, заимствованных из Ветхого и Нового завета, у коптов встречаются имена, связанные с фараонским и эллинистическим Египтом, или имена, пришедшие из Европы. У коптов распространены такие имена, как Михаил, Ханна, Тома, Сезострис, Эвклидос, Мари, Элисабет, Луиз, Джозеф, Джордж, Амалия, Джулия, Виктория, Ивонн и т. п. Среди полных имен коптов можно встретить такие: Садик Михаил Антониус, Мадлен Аййюб Андреус и т. п.

В разговорном языке Египта широко употребляются уменьшительные формы имен с эмоциональной окраской ласкательности или пренебрежения, использующиеся при обращении к детям или при интимном, фамильярном обращении к взрослым. Уменьшительные имена образуются различными способами:

1) повтором одного из согласных звуков (чаще начального) полного имени с одним и тем же гласным (Лулу — уменьш. от Лейла, Сусу — уменьш. от Сухейр, Зузу — уменьш. от Ма’зуза);

2) повтором одного из согласных звуков (чаще начального) полного имени с различными гласными (Нани — уменьш. от Навал, Зуза — уменьш. от Заки);

3) употреблением двух последних согласных полного имени, состоящего из трех или более согласных, с гласными у и а (Дука — уменьш. от Мадика, Сума — уменьш. от У мм Кулсум, Суна — уменьш. от Хасан);

4) употреблением двух любых согласных полного имени, состоящего из трех и более согласных, с гласными у и а (Нуса — уменьш. от Нафиса);

5) повтором закрытого слога, образующегося путем сочетания двух согласных полного имени с гласным а, и или у между ними (Тамтам — уменьш. от Фатьма, Симсим — уменьш. от Сами, Сунсун — уменьш. от Хасан);

6) употреблением моделей фа’ала и фа’али (Хамада - уменьш. от Мухаммад, Фатани — уменьш. от Фатна);

7) употреблением модели фу’ла (Сум’а — уменьш. от Сима’ин);

8) употреблением модели фа’ула (Фаттума — уменьш. от Фатьма, Халлума — уменьш. от Халима, Заннуба — уменьш. от Зейнаб, На’ума — уменьш. от На’има);

9) использованием супплетивных образований (Дарш и Абу Дарш — уменьш. от Мустафа, Ватта — уменьш. от Фатьма).

Многие собственные имена имеют несколько уменьшительных, например: Навал — Нани и Лулу, Хасан — Суна и Сунсун, Фатьма — Тамтам, Фаттума, Фатани и Батта. Некоторые уменьшительные имена относятся к различным полным: Суна — к Хасан и Хуснийа, а также и к другим, в которых имеются звуки с и н, Лулу - к Лейла и Навал, Зузу - к Ма’зуза и Закийа, а также и к другим женским именам, содержащим звук з, или вообще заменяет слово „любимая“. Уменьшительные имена образуются по общим правилам образования слов „по породам“.

В египетских семьях распространен обычай, согласно которому детям дают имена, образованные от того же корня, что и имя отца (деда); например, в известной семье Теймуров имя отца — Ахмад, а сыновей звали Мухаммад и Махмуд, т. е. все три имени имеют корень хмд.

Среди имен и прозвищ, распространенных в Египте, многие связаны с животным и растительным миром страны, например: Гураб ’ворон’, Кутт ’кот’, Фар ’мышь’, Барда ’роза’ и т. д. Некоторые из имен отражают отдельные детали быта, хозяйственного и семейного уклада, выделяют этнические особенности, иногда подчеркивают физические недостатки людей и т. п., например: Гунди ’солдат’, Гундийя ’солдатка’, Симсар ’маклер’, ’посредник’, Ситт ад-Дар ’госпожа дома’, Ситт ал-Ахл ’госпожа семьи’, Ханим ’дама’, Ханнума ’барышня’, Умм ал-Хайр ’мать блага’, ал-А’вар ’кривой’, ал-А’раг ’хромой’, Абу Сумра ’смуглый’, Хараги ’могучая, плодородная земля’.

Ахмад Амин приводит в своем словаре народный рассказ, высмеивающий подобные имена и прозвища: „В деревне по названию аэ-Зариба (т. е. ’загон для скота’) близ города Билбиса был челбвек по имени хаджи ’Али ал-Фахл (т. е. ’хаджи Али Жеребец’). Однажды его вызвали свидетелем в суд в город Заказик. Когда судья спросил о его имени и деревне, он ответил: „Али Жеребец из Загона для скота“. Судья засмеялся. А вот как толкует имя героя своей поэмы Абд ар-Рахман ал-Абнуди: „Имя Хараги в области города Кена известно. Жители многих деревень называют им своих сыновей. Имя это не с неба свалилось. Земли, которые ждут каждый год разлива [Нила], земли бассейного орошения, называются в наших деревнях хирган, множественное [число] харага. Это илистая земля, могучая и плодородная, которая покрывается очень широкими и глубокими трещинами, исчезающими каждый год с разливом Нила; в период засушливого времени года они вновь появляются. Название этой земли берут в качестве имени для своих сыновей, чтобы они вступили в жизнь такими же сильными, как и родная земля, способными давать плоды и приносить дары“».

На имена египтян оказала влияние также турецкая антропонимия. Например, Теймур (тур. тимур ’железо’), Гюльфидан (перс.-тур. ’розан’). Под турецким влиянием образовались двойные имена-словосочетания типа Мухаммад-’Али, МунирФахми, Самир-Хусни, Насма-Лутфи3. Можно отметить, что обычное для европейской системы расположение имен в справочниках — вначале фамилия, потом имя — при передаче арабских двойных имен часто приводит к неточностям. Так, имя крупнейшего египетского поэта Ахмада Шауки (1868 — 1932) обычно в европейских словарях и энциклопедиях передается как Шауки, Ахмад. На самом деле, как свидетельствует антропонимический свод аз-Зирикли, Ахмад-Шауки — это двойное имя поэта. Такие имена в антропонимии АРЕ — нередкое явление.

Для антропонимической системы арабов Алжира характерна естественная тенденция к упрощению AM, которая неизбежно приводит к применению одного или двух элементов имени и направлена на его сокращение. Одной из причин этого можно считать влияние французского языка, которое в Алжире было очень сильным. На протяжении 130 лет колониального управления французский язык был официальным языком Алжира. Эту же роль французский язык играл и после завоевания страной независимости. В разговорном арабском языке Алжира отсутствуют многие понятия науки, техники и т. п. Современный литературный арабский язык, на котором издают в Алжире журналы и газеты, произносятся официальные речи, не является средством массового общения, так как он непонятен более чем половине населения. Провозглашение арабского языка государственным имеет принципиальное значение, свидетельствует о желании алжирцев сделать свой язык средством общения. Пока же сферу официально-делового общения продолжает обслуживать французский язык. В связи с вышесказанным следует напомнить о влиянии достаточно многочисленной алжирской эмиграции во Франции: прожив во Франции несколько, а иногда и много лет, вчерашние эмигранты привозят в родную страну привычку к французской речи и, в частности, к французским именам.

Особенно сказалось на развитии арабской AM воздействие французской системы паспортов и удостоверений личности, построенной, естественно, на основе французской AM. Иными словами, какие-то элементы имени, чаще всего нисба, выступают в роли фамилии, личное имя соответствует французскому имени, за ним следует имя отца, например: Дахли Махмуд сын Ахмада. Это в общем отвечает и арабской модели, но в последней элемент нисба — Дахли стоял бы в конце всего имени: Му-хаммад ибн Ахмад ад-Дахли. В просторечии же обращение будет звучать также во французском варианте — мсье Дахли, иногда же в арабском варианте — си Дахли, где форма вежливого обращения сейид ’господин’ заменяется североафриканским сокращением си. В роли фамилии, индивидуального имени, имени отца могут употребляться разные элементы: алам, кунйа, лакаб (но не нисба).

Состав имен в Алжире обычный арабско-мусульманский. Но есть и некоторые отличия, которые касаются старинных берберских имен, распространенных среди берберов, например: Хамму, Ветка, Дергаль, и употребляющихся в сочетаниях с арабскими именами, например: Аит Ахмад, Мухаммад Хамму и др. Однако арабы употребляют только арабские имена. Влияние берберского языка сказывается на фонетической форме арабских имен, как правило, в сокращении первого слога, например Ршид вместо Рашид, Брахим вместо Ибрахим, а иногда и второго слога: Ашми вместо Хашими. В связи с ростом национального самосознания наряду с наиболее употребительными во всех арабских странах именами, связанными с кораническими сюжетами, широкую популярность приобрели имена героев борьбы за независимость, и в первую очередь имя национального героя Абд ал-Кадера.

Арабы Ирака исповедуют ислам двух основных толков — шиитского и суннитского. Между приверженцами этих разновидностей религии до недавнего времени сохранялись враждебные отношения, и это нашло свое отражение в антропонимии иракцев. Шииты в основном нарекали своих детей именами прямых потомков Мухаммада, т. е. сыновей дочери пророка — Фатьмы и халифа Али, — Хасан, Хусейн, а также Фатьма, Али. Очень популярны среди шиитов имена шиитских святых, проповедников, например Махди, Казими. Иногда шииты называли своих детей именами суннитских халифов и пророков, например Осман, Умар. Наречение этими именами объясняется не поклонением суннитским религиозным и государственным деятелям, а тем, что ребенок, названный этим именем, представлялся как бы совершенно чужим шиитской общине, чтобы обмануть злых духов, враждебных данной семье, общине, племени.

С установлением в Ираке турецкого господства, которое длилось около четырех веков, в иракскую антропонимию стали проникать турецкие имена. Семантически, морфологически и фонетически турецкие имена, например Сабри, Нури, Шакер Хусбак, Сидки аз-Захави, Разидж, Камил Чадарчи, Фадыл ал-Джамали и т. д., отличаются от арабских. К заимствованиям из турецкой антропонимии относятся имена, включающие такие морфемные элементы, как -чи(-джи), -бек(-бак), -баша. Довольно часто встречаются арабские имена в сочетании с турецким обращением эфенди ’господин’, ’образованный человек’, например: Аббас-эфенди, Хамид-эфенди.

Иракская антропонимии подверглась незначительному воздействию иранской и курдской. Такие распространенные имена, как Ширин, Насрин, Наргис, Саркар, Джамшид, пришли из соседнего Ирана и чаще всего встречаются в Южном Ираке, где проживает много персов. А влияние курдской антропонимии сильнее сказывается на севере страны — основном районе обитания иракских курдов.

В конце XIX — начале XX в. началось усиленное проникновение европейцев в арабские страны; в частности, Ирак в 1920 г. стал подмандатной территорией Англии, и вплоть до 1945 г. англичане сохраняли свое влияние в этой стране, которое отразилось и на антропонимии иракцев, правда очень незначительно. Европейские имена встречаются только в среде интеллигенции и высших чиновников: Эдмон Сабри (писатель), Лорна Дзавад (художница), Джон, Мари, Луи Халил и т. д.

Современная иракская антропонимии помимо перечисленных категорий имен включает также имена, связанные с наименованиями явлений реальной жизни. Большинство таких имен выполняли и выполняют ритуально-обрядовые функции, отражают характер национальной самобытности, сохраняют тесную связь с историей народа, его бытом, мировоззрением, традициями. Мотивы выбора имен самые разнообразные, и чаще всего подобные имена не теряют исходное этимологическое значение, т. е. ведут свое происхождение от нарицательной лексики.

Если что-либо во внешнем облике новорожденного поразило его родных, то имя ребенку может быть выбрано по названию соответствующего признака, свойства, например: Мунир ’светлый’ (белизна кожи), Шукрийа ’белокурая’, ’светловолосая’, Джамила, Джамал ’красивая’, ’красивый’. Но дети появлялись на свет не только с необычным для данного народа цветом волос и кожи, наделенными не только положительными физическими качествами, но и физическими недостатками, врожденными болезнями, например, Ахвал ’косоглазый’, Арадж ’хромой’. Во многих именах отражались время рождения, обстоятельства, сопровождавшие появление младенца на свет, например: Рамазан, Сафар, Раджаб — месяцы арабского лунного календаря, Мутар ’рожденный в дождь’, Джума ’пятница’ (праздничный день у мусульман), Лайла ’ночь’, Шихаб ’комета’.

Часто встречаются в имевшие иракцев названия животных, особенно молодняка: Джахшун ’ослик’, Сахлун ’«ягненок’, Acad’лев’, Зияб ’волк’. Большую группу составляют имена, связанные с профессией, например: Наккаш ’красильщик домов’, Хадад ’кузнец’, Самак ’рыболов’, ’торговец рыбой’, Саббаг ’красильщик’, Хаким ’лекарь’, Джариди ’продавец газет’.

Известны случаи, когда человек в силу многих обстоятельств утрачивал свое первоначальное имя, данное при рождении, и приобретал имя-прозвище. Так, за беременной женщиной, брошенной мужем, могло закрепиться имя Хаджар ’брошенная’ или Мазлум ’обиженная’. К именам-прозвищам относятся и такие имена, как Надим ’пьющий’, Самир ’собеседник (ночной), смуглый’, Мадлюл ’баловень’, Канбар ’раб’4.

Революция 1958 г. в Ираке принесла новые имена, связанные с ней: Саура ’революция’, Фатика ’освобождение’, Кефах ’борьба’, Фузия (жен. имя) и Фаиз (муж. имя) ’победа’. Они вошли в именник иракцев как полноправные члены их антропонимии.

Развитие советско-иракских отношений также обогатило основной фонд иракской антропонимии. Популярны среди иракцев имена Надежда, Светлана, Вера, Анна, Николай, Валентина, Юрий5.

Современная антропонимическая модель арабов Ливана гораздо проще арабской классической AM6. Она представляет собой личное имя (араб, исм), за которым следует фамильное имя (араб, исм ал-аила). Между ЛИ и ФИ в официальном употреблении обычно ставится ЛИ отца (ЛИО), причем слова ибн ’сын’ или бинт ’дочь’ чаще всего опускаются, например: Джубран (ЛИ) Халил (ЛИО) Джубран (ФИ).

Довольно большую группу ливанских антропонимов составляют имена несемитского происхождения. Это древние персидские, греческие и латинские заимствования, тюркские имена и новый слой латинских антропонимов, утвердившихся на территории Ливана в эпоху крестовых походов, пополненный в новое и новейшее время итальянскими, французскими, английскими и другими именами. Имена этой группы характерны, как правило, для христиан. Громоздкие греческие имена Басилийус (Василий), Ирунимус (Иероним), Исбиридун (Спиридон), латинские Джирманус (Герман), Кустантин (Константин) начали заметно вытесняться заимствованиями из новоевропейского именослова уже во второй половине XIX  в., например: Алфрад (Альфред), Филиб (Филипп), Шарл (Шарль), Катрин, Мариана (Марианна). Некоторые имена фигурируют сразу в нескольких равноправных формах: Йуханна — Ханна — Джан (Иоанн — Жан), Джурджус — Джирджи — Джурдж (ср. русск. Георгий — Юрий). Распространению европейских имен активно способствовали учебно-пропагандистские центры, основанные католическими, протестантскими и православными миссионерами. Сказывалось и влияние эмиграции ливанцев, ставшей особенно массовой в конце XIX  в.

Фамильное имя было введено для всего населения Ливана в начале XX в. Однако задолго до этого ФИ как устойчивое наименование, передающееся из поколения в поколение по мужской линии, существовало в некоторых слоях ливанского общества. К ФИ функционально приближались не только родовые имена ливанской феодальной знати (Шихаб, Алам ад-Дин, Баллам’а, Арислан, Джумблат, Йазбак, Абу-Накад, Абд ал-Малик, Хазин, Хубайш, Дахдах, Хамада и проч.), но и фамильные прозвища писцов, священников, летописцев и переводчиков — выходцев преимущественно из низшего и среднего слоя христианского духовенства. Некоторые такие ФИ известны по крайней мере с XVI в. и до сих пор бытуют в Ливане, например: ад-Дувайхи, ас-Сахйуни, ал-Хакили и др. Основная масса крестьянского населения получила ФИ в начале нашего века под давлением османской администрации. В деревнях в качестве ФИ выбирали обычно ЛИ более или менее отдаленного предка по мужской линии — реального, предполагаемого или вымышленного.

ФИ могла стать практически любая часть арабской классической AM: лакаб (Алам ад-Дин ’знамя веры’, Атраш ’глухой’), кунья (Абу-Накад, иногда с редукцией гласных слова абу ’отец’, например Баллам’а, или с полным его выпадением), на-саб (с выпадением слова ибн ’сын’), нисба (ат-Турк, ал-Хаки-ли), мансаб (Даббас ’продавец патоки’, Наджжар ’плотник’). Ряд ливанских ФИ имеют доарабское происхождение, восходя к финикийским (Байрути ’бейрутский’) и арамейским (Имад ’крещение’) корням. Особенно много таких ФИ среди производных от географических названий, так как по меньшей мере треть всех ливанских топонимов доарабского происхождения.

Помимо ФИ семитского происхождения в ливанскую антропонимика входит большая группа несемитских ФИ, куда относятся греческие (аш-Шидиак от греч. ’архидьяк’), курдские (Джумблат, т. е. искаженное Джанбалат) заимствования, ФИ с турецкими морфемными элементами (ал-Йазиджи), арабизо-ванные армянские фамилии (Саркис, Баййан, Битар), не говоря уже о сохранивших первоначальную форму. Некоторые христианские ФИ (чаше всего маронитские) традиционно выводятся от имен крестоносцев: Салиби (араб, ’крестовый’), Бардаул (Baldwin), Дувайхи (de Douhai), Дурйан (comte d’Orient, т. е. ’граф Востока’), Тарабаих (Torbey).

Новое время с расширением политических, торговых, культурных и прочих контактов вызвало к жизни так называемые «левантийские» ФИ, главным образом итальянского и новогреческого происхождения, например: Басила, Абилла, Ианни, Баулы, Катсафлис и т. д.

Особую проблему представляет совместимость ЛИ и ФИ. Так, например, ни в одной из христианских общин не назовут сына именем Мухаммад, принятым у мусульман. Православные не выберут для новорожденного патроном святого Маруна, как это делают марониты, а мусульмане не дадут девочке имя Марианна и не нарекут мальчика Абд ал-Масих1. Современный ливанский ученый К. Салиби отмечает, что маронитские крестьянские ФИ часто происходят от нисбы, а ФИ православных и греко-католиков — от мансаба: «Семьи маронитов, крестьяне из поколения в поколение, привязанные к своей земле, сохраняют в своем имени название деревни или района, откуда они происходят». Однако относительный урбанизм православных и греко-католиков нашел отражение в часто встречающихся фамилиях, обозначающих профессию или род занятий, таких, например, как Хаддад ’кузнец’, Лаххам ’мясник’, Саббаг ’красильщик’, Наджжар ’плотник’, Хаик ’ткач’, Сайг ’золотых дел мастер’. Конечно, высказанные замечания не Солее чем частные наблюдения, оставляющие в стороне основной фонд ливанской антропонимии и не учитывающие случаи перехода из одной конфессии в другую.

Для современной ливанской практики наречения имени трудно зывести общую закономерность. До сих пор детей часто называют по времени рождения или обстоятельствам, связанным с появлением младенца на свет. Ребенку, родившемуся в праздник, дают имя Ид ’праздник’, родившемуся в рождество — Милад ’рождество’, в праздник благовещения — Бишара ’благая весть’ и т. д. Девочку, родившуюся в сезон холодов (салидж), нередко нарекают Салиджа. Имена, являющиеся названиями хищников (Зиб ’волк’, Асад ’лев’, Шибли ’львенок’, Укаб ’орел’), дают новорожденным как залог долголетия в тех семьях, где старшие дети не выжили. Кое-где сохраняется старая традиция, когда новорожденному присваивается имя деда. Иногда, впрочем, внуку избегают давать ЛИ здравствующего деда, так как это якобы может повредить старику. В некоторых семьях детей нарекают так, что их ЛИ начинаются с обшей буквы или созвучны друг другу, например: Фуад, Фахим, Фаузи, Фадн; Найма, Найм, Набих, Набиха; Рафик, Шафик, Самир, Мунир и т. д. Почти не бывает случаев, чтобы ребенок носил ЛИ, совпадающее с ЛИ своего отца или матери.

В наше время происходит относительное сужение фонда ливанских личных имен. Пожалуй, во всех конфессиональных общинах страны наблюдается тенденция к избранию общеарабских имен с ослабленной или отсутствующей религиозной окраской, типа Хабиб ’любимый’, Халил ’возлюбленный’, Са’ид ’счастливый’, Лайла ’ночь’, Амал ’надежда’ и т. д. Однако такие имена, как христианские Джирджи, Камил, Бутрус или мусульманские Мухаммад, Али и др., сохраняют почетное место в современном ливанском именослове.

Ливанские формулы обращения в основном сходны с теми, которые приняты в других арабских странах — то же пристрастно к терминам родства для выражения уважения (Абу-Рафик ’отец Рафика’, Умм-Хайдар ’мать Хайдара’), то же официальное обращение к старшему, письменно или устно, по должности без упоминания ЛИ или ФИ (сийадату-л-вазир ’господин министр’) и т. д. Постепенно уходит в прошлое феодальная титул а тур а.

Принятая у нас письменная передача ливанских (да и вообще арабских) антропонимов страдает непоследовательностью, которая частично вызвана особенностями арабской орфографии и характером местного произношения (аффрикате [g] литературного арабского в ливанской разновидности языка соответствует фонема [z] и т. д.). Транскрипция часто не учитывает ассимиляцию звука [l] арабского артикля с начальным (апикальным, или «солнечным») согласным имени (пишут ал-Ра-фик вместо ар-Рафик). Особенно велик разнобой в передаче составных имен. Часто можно увидеть такие написания, скажем, имени Абд ас-Салам, как Абдель Салам, Абдул Салям и т. п. Раздельное написание первого элемента составного имени, да еще в косвенном падеже («принял Абделя Салама такого-то»), создает у читателя ложное впечатление, будто перед ним самостоятельное имя (Абдель), входящее в трехчленную AM.

1 Например, в романе Мухаммада Хусейна Хайкала «Зейнаб» одного из героев зовут Хасан, имя его отца — Халил, детей у Хасана нет, однако его упоминают под именем Абу Халил, т. е. букв, ’отец Халила’.
2 Это явление наблюдалось и в классическом языке, например, известный арабский географ Иакут (XIII в.) отмечает название места Джибрин и поясняет, что оно происходит от литературного Джибрил (Гавриил). Так же как собственное имя Джубран по происхождению является уменьшительным от Джибрил (Гавриил).
3 Например, вот что написано об известном египетском филологе Ахмаде Теймуре в ценнейшем антропонимической своде «Ал-А’ лам» («Имена») ливанского ученого Хайр ад-Дина аз-Зирикли: «Он был назван при рождении Ахмад-Тауфик, и в детстве его звали Тауфик, потом стали называть сокращенно — Ахмад, а прославился он под именем Ахмад Теймур».
4 Известны и курьезные случаи. Так, в Кербеле учитель химии вместо слова кибрит (араб, ’сера’) произносил чибрит; это слово и закрепилось за ним в качестве имени-прозвища. Один иракец по приезде на родину из Москвы назвал свою новорожденную дочку Ряженка; очень ему понравился этот продукт и его название.
5 Два последних особенно потому, что это имена советских космонавтов Терешковой и Гагарина.
6 Перечень основных работ по арабской антропонимии см. у А. С. Илиза-рова, Б. А. Старостина и А. Хейри.
7 В Ливане популярен рассказ о находчивом священнике, который на непочтительный вопрос некоего юнца: «Эй, батюшка, как тебя звать?» — ответил лукаво: «Отец Марун из села Амйун». Соль ответа заключается в том, что в православном селе Амйун просто не может быть священника с таким именем. «Марун из Амйуна» вошел в поговорку.

↑ Наверх