ЭтикетПриродаПсихологияИменаСтихиЗагадкиЁжефоткиЕщё ▾
РассказыБессмыслицыХозяюшкаЗдоровье

Банту

 ← Поделиться

Заир — одна из самых крупных стран на Африканском континенте; ее население, по данным 1976 г., составляет 25,6 млн. человек. Большинство народов Заира говорит на языках, принадлежащих к языковой семье банту (по Гринбергу, подгруппа бенуэ-конго, группа нигер-конго, конго-кордофанская семья). Банту Заира (конго, луба, нгала, лунда и др.) очень близки не только в языковом отношении: у этих народов много общего и в материальной, и в духовной культуре. Можно говорить, в частности, и о том, что антропонимия, системы наречения и бытования имен очень сходны у большинства бантуязычных народов Заира.

До окончательной колонизации бельгийцами в первые десятилетия нашего столетия большинство бантуязычных народов Заира сохраняло традиционную систему именословия. Господство колонизаторов и насильственная христианизация обусловили широкое распространение христианских имен, часто как вторых имен наряду с традиционными. Наконец, в последние годы как следствие политики «аутентичности», «самобытности», «подлинного заирского национализма», провозглашенной президентом Заира Мобуту, в развитии личных имен наблюдается третий этап — возрождение старой, традиционной системы имен.

Традиционная AM банту, в ряде случаев сохранившаяся в неприкосновенности даже до середины XX в., не знала привычной нам триады: «ИИ (индивидуальное имя) + ОИ (отчество) + НИ (наследственное имя, или фамилия)», закрепленной за человеком на протяжении всей жизни. Имя имело определенный социальный и сакральный характер. Пока ребенок не получал определенного имени, он не считался личностью. Изменениям в жизненных обстоятельствах личности соответствовала смена имени (во время инициации, при вступлении в тайное общество, при рождении близнецов и т. п.). Произнесение имени вслух представлялось опасным для его носителя, поэтому запрещалось всем называть имя вождя, славного воина или охотника во время охоты, когда риск особенно велик. Так, в зависимости от возраста и обстоятельств жизни мулунда (ед. ч. от балун-да) мог три-четыре раза сменить имя.

Первое из этого ряда имен было «имя по рождению» (джина диа кукувуала). Как правило, первое имя выбирал отец. Иногда, с его разрешения, эту миссию могла выполнять и мать. Имя давалось на второй или третий день жизни в честь духа предка-покровителя. В случае болезни или иных несчастий ребенку нередко меняли имя, стремясь сменить «нерадивого» покровителя на более «старательного». Друзья отца или матери, их родственники могли попросить, чтобы имя новорожденному дали в их честь. В этом случае на них частично возлагалась ответственность за воспитание ребенка. Первенца, как правило, называли в честь предка, чаще всего деда или прадеда по материнской линии. Однако возможны были имена, данные по обстоятельствам, связанным с моментом рождения («Буря», «Засуха»), или по поведению младенца в первые полгода его жизни.

Второе имя (джина диа муканда) давалось во время инициации, через кптпоые мальчики лунда проходили в 12 — 13 лет. Они получали новое имя от своего покровителя, «ритуального отца».

Через четыре-пять лет у лунда появлялось третье по счету имя (джина диа мукулумпи). Это было уже «взрослое» имя, которое могло сохраняться на всю жизнь. «Детское» имя не заменялось «взрослым», если покровительство «своего» духа устраивало носителя имени, — в противном случае выбиралось другое, «взрослое» имя.

Еще одна форма именословия — принятие «подчиненного» имени (джина диа Севана). Это имя брали в память близкого человека, недавно умершего, отдавая себя под покровительство его духа. Собственное личное имя в подобных случаях выходило из употребления. Так, женщина по имени Кафутчи. в память родственника по имени Муджинга начинала именоваться СванаМуджинга ’дитя Муджинга’. Особенно часто такая смена имени наблюдалась после смерти правителя деревни или округа. Его преемник брал себе имя умершего. Нередко на протяжении многих поколений глава деревни непременно носил имя вождя основателя деревни. Это один из методов «консервации» истории у бесписьменного народа. Такое имя могло постепенно трансформироваться в титул. Вероятно, именно этот процесс привел к появлению титулов (муата ямво — у лунда и чьими — у куба). И первый и второй титул были именами первых правителей ранних государственных образований у этих народов. Позднее имело место сочетание титула и личного имени правителя: Муата Ямво Наведжи, Ньими Кот а Пе.

Еще один вариант смены имени взрослого человека — принятие «имени охоты» (джина диа хуйанга). Если человека преследовали неудачи на охоте, он после ряда ритуальных церемоний мог получить другое имя, принадлежащее удачливому охотнику.

Хотя в течение жизни каждый человек мог сменить несколько имен, единовременно он имел лишь одно личное имя. Однако это правило справедливо только для рядовых членов общества. Имя у народов бассейна  р. Конго служило не только способом отличия одного индивидуума от другого, не только залогом покровительства того или иного духа, но и показателем социального положения человека в обществе. Правители более или менее крупных государственных образований нередко имели двойные имена. Часто они дополнялись многочисленными почетными прозвищами, которые позднее могли трансформироваться либо в личные имена, либо в титулы. Так, В. Камерон приводит девять почетных прозвищ, ставших титулами, одного из последних правителей луба — Касонго Калом-бо. Такими же многочисленными титулами предваряли имя пра-вителя-казембе (лунда), встречу с которым красочно описывает Д. Ливингстон.

У лунда особое именословие (джина диа муата) было принято для лиц, стоящих на высшей ступени социальной иерархии, — вождей кланов. Правитель клана получал двойное имя. Он сохранял свое личное имя, которому, как правило, отводилась вторая позиция, и включал в состав имени название клана. Так, Мвенджила Кадиата — человек, носящий личное имя Кадиата и возглавляющий клан Мвенджила.

В именах правителей этого региона наблюдалась еще одна интересная черта. В большинстве своем народы банту до наших дней сохраняют материнский счет родства, постепенно отступающий перед отцовским, на стороне которого и законодательство, экспортированное из Европы. Материнский счет родства прослеживается и в именах правителей, где второе имя является не чем иным, как личным именем матери, например: Касонго Каломбо (луба), Мабиинк ми Кьен (куба) и др.

У батеке личное имя сохранялось одно на всю жизнь, но не употреблялось до определенного возраста. Маленькие дети не могли быть названы по имени. Их называли просто нгаалибоо ’мальчик’ или нтосооно ’девочка’, иногда с добавлением имени родителей. По имени ребенка начинали называть лишь тогда, когда он сам уже мог принести воды для матери. Мать выпьет эту воду, и после этого своеобразного обряда к ребенку уже было можно обращаться по имени.

В определенной мере на антропонимию банту повлияли христианизация страны и крещение населения. Впервые конго встретились с христианством еще в XVI в. От того времени в письменных источниках сохранились, как правило, имена правителей государства и знати. Мани-Конго по имени Нзинга а Нкуву крестился под именем Жоау I. Знать конго первой подверглась христианизации, но и в ее среде долго сохранялись только традиционные имена. Так, известно, что глава оппозиции португальскому влиянию, знатный муконго, носил имя Пансу а Китима. В большинстве своем, приняв христианское «тронное» имя, правители Конго сохраняли и старое, традиционное. В переписке с европейскими монархами, в указах употреблялось христианское имя, в других случаях возможно было использование обоих имен. Это сохранение двуименности при столкновении с новой культурой антропонимии характерно для многих народов (вспомним хотя бы двуименность русских князей в первые столетия принятия христианства). На протяжении последующих 150 лет сохраняется двуименность правителей и отдельных представителей знати, например: Алвару VII Непанзу а Масунду, Гарсиа III Нзикиа Нтамба из Мбула, Педру Кангуану Бемба и др.

Есть основания предполагать, что процесс христианизации имен распространился далеко за пределы узкой группы знати. Так, глава широкого народного движения самого начала

XVIII столетия, так называемой «антонианской ереси», носила имя Беатриче; известно о проповедницах того периода Иоанне, Лючии, Изабелле. В то же время первый помощник и сподвижник Беатриче носил традиционное имя Кибенга. Эти имена, очевидно, имели одинаковые права на существование. Есть сведения и о двуименности среди простого народа. Так, одна из проповедниц той же ереси называлась Маффута и Аполлония.

С распадом государства Конго население вернулось к традиционным верованиям и «забыло» вместе с христианской религией и христианские имена.

Вторичная христианизация пришла в этот регион в конце XIX — начале XX в. С ней связано появление такой новой формы именословия, как широкая двуименность. Крещение и наречение христианским именем становится обязательным, особенно для новых, младших поколений. Однако христианское имя и на этом этапе не вытесняет старого, традиционного. При этом большое значение играет и возраст человека, и положение его в колониальном обществе. Христианские имена становятся обязательными для молодежи, прошедшей через миссионерские школы; старики же, не успевшие креститься в молодости, сохраняли старые, традиционные имена. Далее, христианские имена стали обязательными для людей, вошедших в новую элиту, независимо от возраста.

Показателен в этом отношении список информантов теке, который приводит Я. Вансина: из 67 человек, поименованных в этом списке, — 9 женщин, 20 мужчин среднего возраста, 17 стариков и 21 молодой человек. Все женщины носят одинарные традиционные имена. Традиционные же имена у 14 (из 20) мужчин среднего возраста, у 15 (из 17) стариков и лишь у четверых (из 21) молодых людей. Ни у одного информанта не отмечено только христианское имя. Оно всегда дается в сочетании с традиционным: Мбаза Пьер, Нгие Альберт и т. п. Такие двойные имена носят в этом списке информантов теке 17 молодых людей, шестеро мужчин среднего возраста и лишь двое стариков; причем эти два старика — Нтсаалу Альфонсе, «король» теке, и Окаана Самуэль, один из его ближайших сановников, т. е. люди, которые в силу своего общественного положения должны были подчиниться требованиям правящей элиты.

Наблюдалась известная разновременность и разноместность в употреблении этих имен. Так, выбранное родителями или ближайшими родственниками имя, как правило традиционное, обычно употреблялось в сфере семейно-бытового общения. Христианское имя, данное при крещении священником, было более официальным и функционировало в сочетании с первым в школе, высшем учебном заведении, на службе.

Подобное сочетание нередко воспринималось в советской прессе и литературе последних лет как имя и фамилия, причем как личное имя рассматривалось христианское имя, а как фамилия — традиционное. Однако на деле это сочетание является именно двуименностью, второе, традиционное имя не стало наследственным.

Тот же список информантов теке дает лишнее подтверждение этому выводу. Так, в нем назван Даниэль Мбума, сын Нгодила. Как видно, Мбума есть не фамилия (наследственное имя), а второе личное имя.

В современном Заире отказались от этой системы и вернулись к традиционной практике именования. Однако уже сейчас можно заметить некоторые перемены.

Канонизации имен у бантуязычных народов Заира не произошло. До колонизации и христианизации предпочтительными именами были Имена духов, особенно духов-предков. Европейские наблюдатели приводили списки имен луба, конго и других народов бассейна  р. Конго, распространенных среди банту в конце XIX — начале XX столетия; они насчитывали от 40 до 101 имени. Сейчас культ предков и вера в духов в значительной степени подорваны. Имена, бывшие в употреблении в прежние годы, встречаются весьма редко. Список имен значительно расширяется, во-первых, за счет новых имен, образованных на базе лексики своего языка, во-вторых, заметно употребление имен иных этнических групп, что ранее было недопустимым.

Наследственного имени (фамилии) пока не существует. В период двуименности при постоянном вынужденном общении и под влиянием новой, европейской системы в официальных случаях (в прессе, в научных публикациях, при поездках за границу, учебе в зарубежных учебных заведениях и т. п.) второе, традиционное имя воспринималось как фамилия. Это нашло отражение в письменной фиксации таких имен, когда выделялось традиционное имя: Моиз ЧОМБЕ (М. Чомбе), Патрис ЛУМУМБА (П. Лумумба), Теофиль ОБЕНГА (Т. Обенга), Анри АЗИКОНДА (А. Азиконда) и т. п. В настоящее время этот процесс продолжается в Народной Республике Конго, где наблюдается тенденция к возникновению фамилии из традиционного имени. В Заире встречаются случаи, когда имя ребенка включает в качестве одного из компонентов имя (или часть его) отца. Таким образом также зарождаются фамилии.

AM у современных бантуязычных народов Заира старая, традиционная. Имя дается одно, но оно может быть как одночленным, так и многочленным: Мпундо, Матабиси Иланде, Мо-тингиа Ндукума Англонга Мокамба. Многочленные имена могут на письме и в печати передаваться через дефис или сокращаться. Например, Мотингиа Ндукума Англонга Мокамба может быть записано как Мотингиа Ндукума-Англонга-Мокамба или Мотингиа Н. А. М.

Все имена — значимые слова на одном из языков банту, например: Луленда ’гордость’ (лингала), Нзимба ’лев’ (суахили), Ебенга ’голубь’ (лингала), Мисумба ’покупатель’ (кикон-го), Мафута ’масло’ (лингала), Азиконда ’нет денег’ (киконго), Намиси ’кто знает’ (киконго), Абета Масикини ’[тот, кто] бьет нищего’ (суахили), Аквака ’[тот (те), кто] не падает’ (лингала), Калала Сала Бисала ’лежи и бездельничай’, Сесе Секо Куку Нгвенду Ва За Банга ’вечно боевой петух, который всех побеждает’.

В качестве имени или отдельного члена имени могут употребляться титулы, например: Мфуму (’господин’) ва Нзиа, Ньими (’господин’) — титул правителя куба; отдельные христианские или мусульманские имена нередко включаются в многочленные имена на равных правах с традиционной их частью: Лингои-Мабеле-Элазе, Саиди Янга Нзенгеле, Уонихгинаво Саиди Янга Нзенгеле; иногда членом имени может быть название племенной общности, например Мафу-Мафу Монго Мотена.

Если имя имеет многочленную форму, возможно употребление одного из его членов; при этом, хотя отдается предпочтение первому члену, может быть взят и второй или последний его член. Так, в данном отношении равноправны Елонгама Мадам-бу Мата ва Мазика и Елонгама, Муамба Ндуда и Муамба, Нгома Нтото Мбванги и Нгома. В то же время возможна замена имени Мотингиа Ндукума Аквака-те последним членом этого имени — Аквака-те.

↑ Наверх