ЭтикетПриродаПсихологияИменаСтихиЗагадкиЁжефоткиЕщё ▾
РассказыБессмыслицыХозяюшкаЗдоровье

Грузины

 ← Поделиться

Грузины (3 млн. 670 тыс. человек; самоназвание картвели) принадлежат к южнокавказской (картвельской) группе иберийско-кавказской семьи народов; составляют основное население Грузии; проживают также в других районах бывшего СССР; несколько тысяч грузин-мусульман живут в Турции и Иране.

Формирование грузинского народа началось еще в античную эпоху. В раннем средневековье на основе слияния преимущественно трех родственных племенных групп: картов, населявших Восточную и Юго-Западную Грузию; мегрело-чанов (мегрело-лазов) — основного населения Юго-Восточного и Восточного Причерноморья и сванов — горцев Центральной Грузии — образовалась грузинская народность. В V в. в Восточной Грузии зарождается письменность и возникает литература. Уже с этого времени в развитии грузинского литературного языка начинают принимать активное участие все картвельские племена. Формирование современной грузинской нации началось в XIX в. в эпоху интенсивного развития буржуазных отношений на территории Российской империи.

В антропонимии грузин отразились все сложности их исторического пути. Источники грузинского именника весьма разнообразны. В условиях тесного и длительного общения грузин с народами соседних регионов и государственных образований (Северного Кавказа, Армении, Ирана, Византии, Арабского халифата и др.) иноземные имена входили в грузинский антропо-нимический «репертуар» в традициях местных культурно-языковых особенностей. Раннее принятие христианства из Византии принесло церковные имена, которые стали обязательными.

Имена, восходящие к устному народному творчеству, были распространены преимущественно среди народных масс и, как правило, не были канонизированы, например: муж. Мгелика ’волчонок’, Дзаглика ’щенок’, ’собачка’, жен. Мзекала ’солнце-дева’. К именам данного типа относятся и такие, как до сих пор популярные муж. Бадри, Миндиа, жен. Дали, Циала. Большинство из них является продуктом собственно грузинского (картвельского) словообразования. Особенно многочислен фонд грузинских антропонимов, бытовавших в прошлом в отдельных этнографических группах грузинского народа (хевсуры, пшавы, имеретины, гурийцы, мегрелы, сваны и др.); со временем эти имена приобрели общенациональное распространение.

Особенностью грузинских антропонимов иноземного происхождения можно считать то, что они порой бытуют исключительно среди грузин. Такова, например, история имени Вахтанг, возникшего в V в. и связанного с иранским культурным миром, хотя иранцам оно совершенно незнакомо. В период развитого средневековья, когда установились тесные культурные контакты между народами Закавказья и Ирана, в Грузии стали возрождаться старые иранские имена и проникать новые. И в данном случае мы сталкиваемся с особенностями заимствования имен грузинами. Например, муж. Ростом, Бежан, Гиви - грузинские формы иранских имен Рустам, Бижан, Гив, являющихся именами героев иранского эпоса «Шах-намэ». Эти имена, несвойственные самим иранцам, получили широкое распространение среди грузин, поскольку та часть прославленного иранского эпоса, в которой действуют названные герои, была особенно популярна среди грузин и даже стала частью их фольклора («Ростомиани»). С проникновением в Грузию персоарабской литературы из нее стали заимствоваться до сих пор популярные женские имена персидского и арабского происхождения: Лейла, Турпа и др.

Еще в раннем средневековье широкое хождение среди грузин имели и ныне популярные имена библейского и греко-византийского происхождения: Давид, Исак (Исаак), Мосэ (Моисей), Эквтимэ (Евфимий), Иоанэ (Иоанн), Гиорги (Георгий), Григоли (Григорий) и т. д. Однако и здесь мы вновь сталкиваемся с особенностями грузинских заимствований. Например, распространенное женское имя Этери происходит от греческого слова aither ’эфир’. Это слово в грузинской форме — этери - как красочный эпитет, встречается еще в древнегрузинской литературе. Таким образом, имя возникло из «иноземного материала», но получило чисто местную национальную окраску. (Этери — героиня известного средневекового грузинского любовного эпоса «Этериани».)

Грузинские имена, особенно мужские полуимена, часто употребляются в форме развитого в грузинском языке звательного падежа, например: Андро (от Андриа), Дато (от Давид) и т. п. В Грузии издавна были популярны имена прозвищного характера: муж. Бичико ’мальчик’, Чичико ’человечек’; жен. Гогола ’девушка’, Цира ’красна девица’ и т. д.; метафорические имена типа Раинди ’рыцарь’ и т. п. Можно установить даже время возникновения некоторых из них. Например, первым носителем популярного ныне имени Важа ’мужественный мужчина’ был известный грузинский поэт Лука Разикашвили, имевший псевдоним Важа Пшавела (1861 — 1915). Примечательно, что впервые среди грузин именем И меди ’надежда’ был назван царем Ираклием II (1748 — 1796) дед Важи Пшавелы, положивший начало популярности среди грузин этого имени.

С присоединением Грузии к России (1801 г.) началось проникновение в грузинскую антропонимию русских имен и имен, популярных в России. И вновь заимствованные антропонимы получают чисто грузинское оформление. Например, ставшее широко распространенным в Грузии имя Владимир (груз. Владимери) в полуимени Володя по-грузински стало звучать как flado. По некоторым именам можно судить и об условиях контакта грузин и русских в момент заимствования того или иного имени. Так, грузинское имя Иагора проникло в Грузию через живое общение из Южной России, где оно звучало в форме Ягор (из Егор — русский вариант Георгия).

Среди грузинских имен немало таких, которые свидетельствуют о связях грузин с соседними народами на различных этапах их истории — имена древнеосетинского, древневайнахского (вайнахи — предки современных чеченцев и ингушей) происхождения, к таковым относятся: Заир из Саурмаг ’чернорукий’, Таташ из Татраз — один из героев осетинского нартского эпоса, Джокола из антропонимического фонда ингушей и др. Немало имен турецкого происхождения входит в грузинский именник, однако надо иметь в виду, что турецкие имена среди грузин распространяли не собственно турки, а лазы, с начала нового времени ставшие на путь «отуречивания» и которых в Грузии называли обычно «турками».

С конца XIX и особенно в XX в. в результате приобщения Грузии к европейской культуре среди грузин получают широкую популярность имена героев западноевропейской литературы: Альберт, Морис, Джон, Карло и т. д. После победы Советской власти в Грузии (1921 г.) грузины отдали дань общей тенденции того времени: появились искусственные антропонимы, по существу, так и не привившиеся: Диктатура, Коммунари и т. п. В процессе борьбы за мир, принявшей особенно массовый характер после Второй мировой войны, стали пользоваться популярностью имена типа Омисмтери ’враг войны’ и т. п.

Чрезвычайно редки случаи, когда одно и то же имя носят мужчины и женщины (ср. рус. Василий — Василиса, Валентин — Валентина и т. п.). Редким, если не единственным, исключением можно считать имя Сулико ’душечка’ (в грузинском языке нет категории грамматического рода), вошедшее в грузинскую антропонимию благодаря известной одноименной песне на слова А. Церетели (1840 — 1915).

Этноплеменная пестрота картвелов прежде всего отразилась на грузинских фдмилиях. Например, грузинские фамилии равнинной зоны, как правило, оканчиваются в западной ее половине на -дзе и в восточной на -швили. Эти антропонимические форманты известны еще в наиболее ранний период древнегрузинской письменности и переводятся как ’сын’, ’потомок’. Для фамилий горных районов Восточной Грузии — Пшавии, Тушети, Хевсурети и некоторых других характерно окончание -ури, -ули. Данный формант, вообще играющий активную роль в грузинском языке, указывает на территориальную или родовую принадлежность. В Западной Грузии и особенно в таких областях, как Гурия, Имеретия, Аджария, сохранились те же -дзе и -швили, а также -ели, играющий ту же роль, что в Восточной Грузии -ури, -ули. Мегрело-чанская подгруппа до сих пор сохранила три антропонимических форманта — -иши (выполняющий те же функции, что и -ури, -ули, -ели), -ава и -иа, например: Джаши, Тандилава, Кириа и т. п. Два последних суффикса, возможно, позднего происхождения, и антропонимические их функции не совсем ясны. Типичным окончанием сванских фамилий являются -иани и -ани, например: Копалиани, Гулбани и т. п.; функции этих формантов те же, что и -ури, -ели, т. е. они указывают на территориальную или родовую принадлежность.

Многие корни грузинских фамилий, как и в антропонимии других народов мира, несут определенную смысловую нагрузку. По ним нередко можно проследить многовековые этнические процессы, активно протекавшие в условиях контактов грузин с соседними народами. Например, корни фамилий Хурцидзе и Стуруа явно осетинского происхождения (ср. соответственно осет. хурц ’горячий’ и стыр ’большой’, ’великий’); среди грузинских фамилий абхазского происхождения можно указать не только такую, как Абхазава, которая не нуждается в этимологии, но также и Мачабели от абхазской фамилии Ачба; к фамилиям адыгского происхождения относятся Абзианидзе, Кашибадзе и некоторые другие. В Восточной Грузии немало фамилий дагестанского происхождения, например Лекиашвили от леки — общее наименование дагестанцев в грузинском языке; вайнахского — Мальсагашвили, Кистиаури и т. п.; азербайджанского — Татаришвили; армянского — Сомхишвили от соме-хи — грузинское наименование армян и т. д.

Грузинские мужские отчества образуются путем присоединения к имени отца в родительном падеже слова дзе ’сын’: Иванэ Петрес-дзе и т. п. Женские отчества в грузинском также сохранили архаическую форму в виде присоединения к имени отца в родительном падеже древнегрузинского слова, почти вышедшего из употребления в современной речи, -асули (адекватно старорусскому дщерь): Марина Костас-асули и т. п. Однако отчества в живом общении грузин практически исключены. Они обычно употребляются в официальных документах. В партийных и советских учреждениях, нередко в официально-деловых ситуациях обращаются со словом амханаги ’товарищ’, называя при этом человека только по фамилии. В семейно-бытовом общении, а также в академических кругах обращение преимущественно содержит слово батоно (эквивалентно более всего русскому сударь и польскому пан) в сочетании исключительно с именем, невзирая на возраст, звание, положение и т. п. того, к кому обращаются.

↑ Наверх