ЭтикетПриродаПсихологияИменаСтихиЗагадкиЁжефоткиЕщё ▾
РассказыБессмыслицыХозяюшкаЗдоровье

Марийцы

 ← Поделиться

Марийцы — народ, составляющий основное население бывшей Марийской АССР. Общая численность марийцев — 622 тыс. человек. Марийцы живут также в Башкирии, Кировской, Свердловской, Горьковской, Пермской областях, в Татарии, Удмуртии, в Красноярском крае, а также в Новосибирской, Томской и других областях, республиках Советского Союза. Самоназвание — мари, прежнее (дореволюционное) наименование — черемисы (чуваши называют их сярмысь, удмурты — пор). Марийский язык относится к волжской группе финно-угорской языковой семьи.

По месту обитания, языковым и отчасти культурным (этнографическим различиям) марийцев традиционно принято делить на четыре группы: 1) горные — живут преимущественно на правом и отчасти на левом берегах Волги; 2) луговые (наиболее многочисленные) — живут на левом берегу Волги, на основной части территории бывшей Марийской АССР; 3) восточные — живут в Башкирии, Татарстане и Удмуртии, Свердловской, Пермской, Томской и Новосибирской областях; 4) северо-восточные — живут в Горьковской и отчасти в юго-восточной части Кировской области. Формирование марийского народа в основном происходило на территории, в настоящее время занимаемой Марийской республикой.

Первые письменные памятники на марийском языке появились лишь в XVIII в. На базе лугового и восточного диалектов выработан лугово-восточный литературный язык, на базе горного — горномарийский. Носители северо-восточного наречия обучаются в русских школах.

При отсутствии древних письменных памятников трудно с полной уверенностью говорить о древнемарийских личных именах.

Однако отдельные исследователи (например, историк Н. Ф. Мокшин) приводят целый ряд антропонимов, которые, по их мнению, образовались в период существования волжской (марийско-мордовской) языковой общности (до начала I — II вв. н. э.). Эта точка зрения требует дополнительных, более надежных этимологических разысканий.

Лишь в легендах, преданиях в составе топонимов, а также в отдельных письменных памятниках XVIII — XIX вв. встречаются собственно марийские антропонимы, прозрачная этимология которых говорит об их апеллятивном происхождении. Приведем перечень основных марийских имен.

Мужские имена: Изи ’маленький’ ; Изерге от изи + эрге ’сын’, букв, ’родившийся в четверг’, ср. изарня ’четверг’ (от изи + арня ’день’, ’неделя’); Изикаче ’маленький (молодой) жених’; Измарий ’маленький (молодой) мужчина’; Изыруш ’маленький (молодой) русский’; Полагай ’лентяй’, ’ленивый’; Йол-таш ’друг’, ’товарищ’; Йуксерге ’сын лебедя’; Йумаш ’пир’, ’выпивка’, ’попойка’; Йуштерге ’сын мороза (холода)’; Каспо-лат ’вечерняя сталь’; Кечполат ’дневная сталь’; Корак ’ворона’; Кугерге от кугу ’большой’ + эрге ’сын’, букв, ’родившийся в пятницу’, ср. кугарня ’пятница’ (от кугу ’большой’ + арня ’день’, ’неделя’); Маска ’медведь’; Ошерге ’белый сын’1; Па-чеш ’шутник’; Тумна ’сова’; Шумат ’родившийся в субботу’, ср. шуматкече ’суббота’ (от шумат + кече ’день’, ’неделя’); Эрполат ’утренняя сталь’; Юмашне ’храни, бог’; Юмпатыр ’богатырь бога’.

Женские имена: Емыш ’плоды’, ’ягоды’, ’фрукты’; Иза кай ’маленькая старшая сестра’, т. е. ’родившаяся в четверг’, ср. изарня ’четверг’; Изудыр ’маленькая дочь’, т. е. ’родившаяся в четверг’; Иуксудыр ’дочь лебедя’; Кугудыр от кугу ’большая’ + удыр ’дочь’, т. е. ’родившаяся в пятницу’, ср. кугарня ’пятница’; Ошалче ’беленькая’; Пашай ’работяга’; Тулпеледыш ’огненный цветок’; Унай ’гостья’; Удырай ’доченька’; Увий ’ива’, ’ивушка’; Шымай ’гладкая’, ’гладенькая’.

Марийцы с V — VII по XIII в. находились под политическим и культурным влиянием камских булгар в составе так называемого Булгарского государства, а затем входили в состав. Казанского ханства. Таким образом, воздействие как булгарского (чувашского), так и татарского языков на марийский было весьма продолжительным и значительным. Личные имена тюркского происхождения составляют два существенных пласта в марийской антропонимии: имена, заимствованные из чувашского и из татарского языков.

1) Имена, заимствованные из булгарского (чувашского) языка. Азамат — мужское имя; ср. чуваш. Азамат, а также в составе словосочетания Асамат-кепере ’радуга’, букв, ’мост Азамата’. Вероятно, в чувашском — поздне-сарматское (иранское) проникновение, что отмечается исследователями и в лексике.

Болтуш — имя последнего марийского князя в г. Малмыж (ныне Кировской области), погибшего в 1584 г. при взятии новгородцами этого города (по памятникам русской письменности); ср. чуваш. Балтуш. В последнем четко прослеживается татарское балта ’топор’ (при чуваш, пурта — то же) + чувашский ласкательный суффикс -уш.

Яруска — мужское имя горных марийцев; ср. чуваш. Ярус, Яруска — языческое мужское имя; происходит от чуваш, яру ’свобода’, ’свободный’, осложненного уменьшительным суффиксом имени существительного -ска (-ске).

Многие личные имена, приводимые в работах В. К. Магницкого, Н. И. Ашмарина и других исследователей чувашского языка и культуры, полностью совпадают с марийскими, что обусловлено одновременным и одинаковым влиянием татарского языка как на марийский, так и на чувашский, например: мужские — Алмакай, Валдай, Байбула, Иргебай, Илинбай, Саран-бай, Сарандай, Мурзанай и т. д.; женские — Абика, Елеби, Опи, Опика, Сали, Салака и т. д.

2) Имена, проникшие из татарского языка.

Татарские имена в марийской антропонимии отчетливо выделяются как по своим корням, так и по словообразовательным компонентам.

Мужские имена татарского происхождения образовались при помощи следующих слов-формантов: -бай (-пай) — Пекпай (татар, бек ’бек’ + бай ’богач’), Пектубай (татар, бек + туган ’родственник’, ’родной’ + бай), Эшпай ([древне]татар. эш ’товарищ’, ’друг’ + бай); -булат (-пылат) — Айплат, Аплат (татар. ай ’луна’, ’месяц’ + булат ’булат’), Тойбылат (марий. той ’медь’ + татар, булат); -гелде — Айгелде (татар, ай ’луна’, ’месяц + килде ’пришел [пришла]’), Пайгелде (татар, бай + килде); -дуган (-туган) — Пайдуган (татар, бай + дуган ’родственник’, ’родной’), Тойдыган, Тойдуган (марий. гой + татар, дуган); -парс — Акпарс (татар, ак ’белый’ + барс ’барс’), Айбарс (татар, ай + барс); -патыр — Акпатыр (татар, ак + батыр ’богатырь’), Пекпатыр (татар. бек + батыр).

Женские имена татарского происхождения образовались при помощи следующих слов-формантов: алче — Атналче (татар. атна ’неделя’ + ласкательный суффикс -алче), Токтамче (татар. тукта ’остановись’ + -алче), Шымалче (татар, шым ’тихо’, ’незаметно’ Л-алче); -бака — Айбика (татар, ай ’луна’, ’месяц’ + бикэ ’княгиня’), Сылбика (татар, сул [киргиз, сулу] ’красивая’ + бшсэ), Ямбика (татар, жан ’’душа’ + бикэ); -вий — Асылвий (татар, асыл ’драгоценная’, ’благородная’ + бий ’княгиня’), Чачавий (татар, чэ чэк ’цветок’ + бий); -гул — Шамагул (татар. шэмэ ’знак вопроса’ + гол ’цветок’), Атнагул (татар, атна + гол), Пайрамгул (татар, байрам ’праздник’ + гол); -суло — Айсуло (татар, ай + сул [киргиз, сулу]), Пайрамсуло (татар. байрам + сул), Токсуло (татар, тук ’сытый’, ’наевшийся’ + сул); -час — Алтынчас (татар, алтын ’золото’, ’золотой’ + чэч ’волос(ы)’), Карачась (татар, кара ’черный’, ’темный’ [о цвете, окраске] + чэч), Куланчас (татар, колан ’дикая лошадь’ + чэч).

Некоторые антропонимы в прошлом представляли собой апеллятивы, например, такие мужские имена, как Арслан (татар, арыслан ’лев’, ’львиный’), Кудай (татар, диал. кудай ’бог’), Тимыр (татар, тимер ’железо’), и такие женские, как Карлыгач (татар, карлыгач ’ласточка’, ’ласточкин’), Сандугась (татар, сандугач ’соловей’, ’соловьиный’).

Замужнюю женщину обычно называют по имени ее мужа с добавлением к мужскому имени слова вате ’жена’: Йываг вате ’жена Ивана’, Миклай вате ’жена Николая’, Сапан вате ’жена Степана’ и т. д.

Марийский язык не знает категории рода. Мужские и женские имена в основном различаются лишь по значению. Однако в антропонимах арабского происхождения, проникших через посредство татарского языка, можно вычленить окончание женского рода: женские имена оканчиваются на -а, тогда как мужские — на согласный, ср. Алим — Алима (араб, ’знающий’), Сабир — Сабира (араб, ’терпеливый’). То же и в именах, заимствованных из русского языка, ср. Онис — Ониса.

Марийский язык в свое время испытал довольно сильное влияние языка и культуры волжских тюрков. Поэтому не случайно много общего в обычаях и обрядах, связанных с антропонимией, у марийцев и у тюрков. Перечислим некоторые из таких общих моментов.

1) Обычай наречения детей именами предков, умерших родственников, чтобы их имена «не прекратили своего существования».

2) Обычай называть своих детей именами, образующими по определенным признакам своеобразный антропонимический ряд: детям одной семьи даются имена с учетом созвучности начальных частей имени ребенка с именем отца (мужские — Эпатай, Эшпай, Эпанай, Эвыкай; женские — Эвычи, Эвика, Этика) или же с учетом созвучности конечных компонентов имени ребенка с именем отца (мужские — Ямет, Янсет, Самет).

3) «Покупка» собственного ребенка как магический способ сохранения жизни ребенку, если предыдущие новорожденные умирали. Такого младенца отдавали через окно тому, у кого много детей, и через определенное время родители «покупали» своего ребенка, отдавая какой-либо подарок.

4) Обычай наречения ребенка другим именем, нередко самым «нехорошим», если он часто болеет, чтобы, по представлениям тюрков и марийцев, тем самым «обмануть» злых духов, насылавших болезни на младенца.

5) Наречение ребенка именем почитаемого человека, что основывалось на убеждении, что с именем того или иного человека переходят к ребенку и его достоинства, благородные качества.

В настоящее время употребление тюркских имен территориально ограничено: они вышли из употребления у марийцев, проживающих в Горьковской, Кировской областях, но еще широко представлены среди восточных марийцев (в Башкирии, Татарии, Удмуртии, в Свердловской, Пермской областях). В Марийской республике лишь у старшего поколения имена тюркского происхождения. В последнее время ни один новорожденный на территории всей бывшей Марийской АССР не наречен чувашско-татарским именем, а, например, в 1872 г. в Царевококшайском уезде2 из 438 личных имен марийцев на долю тюркских падало 68%, собственно марийских — 18%, русских — 14%3. В более древних памятниках русские имена вообще не встречаются.

Так, в документе «Царевококшайский уездный суд Казанской губернии с 1728 по 1867 год» представлены лишь тюркские имена типа Атнашев Япай, Токбердин Токтар, Яманаев Яныбек, Яшкузик Тоймак. В «Метрической книге села Старый Торьял Успенской церкви Казанской губернии для записи родившихся на 1859 год» из 954 имен — христианских 142.

В наше время наблюдается замена тюркских имен русскими, особенно у интеллигенции, вышедшей из среды восточных марийцев: Асю — Александр, Саша; Меныш — Михаил, Миша; Тойдыган — Анатолий, Толя; Фатых — Федор, Федя.

(3) Имена, заимствованные из русского языка.

Активное проникновение в марийский язык русских слов, вместе с тем и собственных имен в марийскую антропонимию относится к периоду после падения Казанского ханства, т. е. к периоду, последовавшему за добровольным присоединением Марийского края к Русскому государству (1552 г.). Распространение русских антропонимов среди марийцев вначале связано с христианизацией. Впервые в 1701 г. среди марийцев был введен обряд крещения. Церковь стала проводить регистрацию новорожденных. Все же в первый период христианизации марийцы старались, придерживаясь старых обычаев, давать своим детям традиционные языческие имена. Поэтому вначале, по-видимому, в метрике наряду с христианскими именами указывались и языческие.

Так, в «Метрической книге Успенской церкви села Старый Торьял Иранского уезда Казанской губернии на 1853 год» видим языческое женское Елдырби, при крещении же — Прасковья.

Таким образом, появляются «бумажные» церковные и «домашние» имена. Оттого между марийцами в то время много было двуименных.

В ряде случаев церковные имена были труднопроизносимыми: многосложными, с отсутствующими в марийском языке согласными ф, х, ц, щ. Поэтому нередко они подвергались фонетическим изменениям: ср. Федор — Подыр, Ведыр, Водыр; Фекла — Покла. Но в большинстве случаев они более или менее сохраняют облик оригинала (чаще всего — русского просторечия), например: Керасим — Герасим (рус. Карасим), Лекандр — Никандр (рус. Ликандро), Метри — Дмитрий (Метре + марийская звательная форма -ий; рус. Метрей), Миклай — Николай (рус. Микулай), Оксина — Ксения (рус. Оксинья), Ондри — Андрей (рус. Ондрий, Ондрюшка — Андрюшка), Онис — Анисий (рус. Онисий), Онтон — Антон (рус. Онтон), Онысим — Анисим (рус. Онисим), Орина — Арина (рус. Орина), Палаги — Пелагея (Палаг + марийская звательная форма -ий; рус. Палагея), Сергуш — Сергей (рус. Сергушка), Элыксан — Александр (рус. Олексан, Лексан) и т. д.

В наше время в марийской антропонимии происходят значительные изменения: старые языческие и тюркские имена полностью заменяются современными (русскими), новыми, советскими — по желанию самих родителей. Русские Революция, Марат, Октябрина, Феликс и др. получают гражданство в марийской антропонимии в 20 — 30-х годах.

1 По религиозным представлениям марийцев, белый (т. е. солнечный свет считается как бы лучами, идущими от самого бога.
2 Раньше Йошкар-Ола называлась Царевококшайск.
3 Цифровые данные получены на основании материалов А. И. Износкова.

↑ Наверх