ЭтикетПриродаПсихологияИменаСтихиЗагадкиЁжефоткиЕщё ▾
РассказыБессмыслицыХозяюшкаЗдоровье

Нганасаны

 ← Поделиться

Нганасаны — малочисленный северный народ, занимающийся оленеводством. Их численность составляет 1 тыс. человек. Родным языком большинство (75,4%) считает нганасанский — бесписьменный язык, относящийся к самодийской группе уральских языков.

В силу отдаленности мест обитания этой народности (северные районы п-ова Таймыр) ее не коснулась при царизме деятельность православной миссии. Поскольку нганасаны не подвергались христианизации, у них, естественно, отсутствовали даваемые при крещении церковные имена. До самого последнего времени собственные имена людей у нганасанов образовывались почти исключительно средствами родного языка. Количество собственных имен у нганасанов практически почти неограниченно. Для нганасанского именника характерно большое разнообразие; отмечаются лишь отдельные повторяющиеся имена.

Обычно имя новорожденному определяет кто-либо из близких родственников: мать, отец, чаще всего бабушка. Засвидетельствованы случаи, когда собственное имя подбиралось шаманом. По обычаю нганасанов, ребенок получает имя, когда уже в какой-то мере начинают определяться его отличительные черты. Однако при определенных условиях собственное имя может быть дано и раньше.

Чаще всего имена для новорожденных выбираются новые, значительно реже за младенцем закрепляется имя кого-либо из умерших предков, из наиболее уважаемых и почитаемых. Мотивы присвоения того или другого имени новому члену семьи весьма многообразны. Имя может отражать особенности внешности, поведения, характера ребенка, время, место его появления на свет, может содержать указание, намек на те или иные случаи, события семейной жизни, которые предшествовали рождению ребенка или сопровождали его. Никаких ограничений в выборе имени у нганасанов не существует. Отсутствуют какие-либо наборы имен, присущие определенным семьям или родам.

В абсолютном большинстве случаев собственные имена образуются на основе апеллятивов живого разговорного языка. Поэтому их этимология вполне прозрачна, например: Антик (ср. цэндуй; вторая основа цэнту) ’лодка’ (т. е. ребенок родился, когда плыли по реке на лодке), Дямаку ’птица’ (к моменту рождения девочки прилетело уже много птиц), Кидипте ’разбудил [своим рождением]’ (от глагола китэди ’разбудить’), Кунту ’горластый’, Куодуму ’мужчина’, Моту ’шесть’ (ребенок родился с шестью пальцами на ноге). Мунку ’лес’, ’растущие деревья’ (девочка родилась, как только из тундры приехали в лесную зону для заготовки деревьев на поделки), Мэру ’песчаный берег’ (рождение мальчика произошло на песчаном берегу реки), Нериптиэ ’определил’ (рожали две женщины, но у матери Нерипти ребенок появился на свет первым), Нумацку ’молодой’, Нягэ ’хороший’, Надя ’младший брат’ (а также ’младшая сестра’), Цамбу ’сон’ (родился ночью, когда все спали), Цомбупте ’больше некуда’ (в семье и без нее было много девочек; ср. глагол цомбулэсы ’быть в излишке’), Нуруко ’кружка’ (у ребенка было короткое лицо с грубыми чертами), Сеймы ’глаз’, Сеймытi недякаа ’узкие глаза’, Симбя ’курносая’, Тубяку ’пуговка’ (из-за лица, круглого как пуговица), Хага ’с запрокинутой назад головой’, Хойру от слова хда ’срубленное дерево’, ’дрова’ (когда родилась девочка, кто-то из ее родных пошел за дровами), Хоряу (хоряв) — подражание крику ласточки (во время рождения ребенка громко кричали ласточки), Xyзaa ’протек’ (шел сильный дождь, и вода проникла в чум), Чебяку ’гвоздик’ (появился на свет худеньким) и др.

В известных случаях даются имена, не просто констатирующие что-либо, а имена, как бы предопределяющие будущее ребенка, ставящие перед ним определенные задачи, например: Барбэ ’хозяин’, ’начальник’ (т. е. вырастет, станет хорошим хозяином, улучшит положение семьи), Дилоо от глагола дилэби ’поднять’ (имя дано в надежде на то, что выросший сын поднимет материальное благосостояние своих родителей), Туй ’огонь’ (огонь считался священной принадлежностью рода, унаследованной от предков; этим именем мальчику словно предписывалось охранять родовые традиции), Кэйкумуо ’опора’ от глагола кэйкуоху ’опираться’ (со временем станет опорой своих близких), Таси — от глагола татуси ’держать оленей’ (выражается пожелание, чтобы сын вырос умелым оленеводом).

Существуют и некоторые более общие критерии, устанавливающие, почему следует дать то, а не другое имя; например, имя Курсими от глагола курсэди ’ вернуться’ дается после смерти кого-либо из близких (новорожденный в этом случае появляется на свет как бы взамен умершего); ср. приблизительно в том же значении имя Лэптэбю ’вернувшийся обратно’ (так назвала бабушка ребенка младшего сына, который родился вскоре после того,как утонул ее старший внук), Лапсэкэ ’люлька’ (таким именем называют самого младшего ребенка в семье), Сянуме — от слова сянуптырыэ ’успокоил’ (ребенок, родившийся после смерти отца, своим появлением на свет «успокаивает» мать в ее горе)1.

Отмечаются отдельные случаи, когда за ребенком сохраняется его «детское» имя, т. е. имя, которым он сам назвал себя, начав говорить, или как назвали его старшие братишка или сестренка, например Лилика.

Так называемые защитные имена у нганасанов широкого распространения не получили.

Лишь небольшое число собственных имен людей не расшифровывается на базе словарного материала нганасанского языка. По объяснению нганасанов, это в основном имена, данные шаманами, например Лире и др. Сюда же относятся собственные имена, заимствованные от долган и энцев. В качестве собственных имен ненганасанского происхождения нганасаны считают, например, такие, как Хосу, Акай, Чаре, Боло, Дунто, Хантуй и др. При заимствовании собственные имена, естественно, утрачивают связь с апеллятивами, от которых они образованы. Лишь незначительная их часть поддается объяснению или толкованию, например: Kari (ср. энецкое слово каты ’девушка’), Тарбы (ср. ненецкое слово тадебя ’шаман’, Ламбоку (ср. ненецкое Ламбэй — название одной из родовых групп ненцев п-ова Ямал).

Мужские и женские имена не различаются между собой теми или иными морфолого-синтаксическими средствами. Одно и то же имя может быть на равных основаниях присвоено и мальчику и девочке, например: Нягэ, Дямаку, Аникка, Дяся, Катэгэ, Кохору, Мэру, Цадя и др. Различие между мужскими и женскими собственными именами может быть заложено только семантически. Так, именем Таси (от глагола татуси ’держать оленей’) не называют девочку, так как по сохранившимся еще нормам разделения труда женщины не занимаются оленеводством. Нельзя назвать девочку именем Куодуму ’мужчина’, как нельзя было бы имя Ны ’женщина’ дать мальчику.

Полученное ребенком имя закрепляется за ним на всю жизнь. В отдельных случаях параллельно с собственным именем может употребляться и данное впоследствии прозвище, причем последнее иногда даже может вытеснить подлинное имя. Прозвища могут быть самыми разнообразными; они характеризуют отличительную особенность того или другого человека, например: Дяму ’обжора’, Гага ’шило’ (очень настойчивый), Турку сеймы букв, ’озеро-глаз’ (из-за больших глаз) и др.

До настоящего времени нганасаны во многом сохраняют еще свой старый обычай: личные имена употребляются с большими ограничениями. Нельзя называть по имени человека, являющегося по возрасту старше говорящего. При обращении обычно пользуются словами, обозначающими отношения родства: старший брат, старшая сестра, дядя и т. д. Мать или отца могут называть по имени их ребенка, если он еще не достиг половой зрелости: отец Симби, мать Куодуму и др. Категорически запрещалось не только обращаться по имени, но и вообще разговаривать с родителями мужа или жены. Все необходимые переговоры с ними велись при посредстве их детей. Если нужно было что-то сказать старшему брату жены, к нему обращались во множественном числе: вы сделаете, вы придете.

Собственные имена, пожалуй, даже чаще, чем нарицательные, образуют формы эмоциональной оценки. В некоторых из них уменьшительный (или ласкательный) суффикс органически входит в состав основы, например: Чебяку ’гвоздик’, Сы-райкуо ’беленький’, Тубяку ’пуговка’ и др.

В учебных заведениях нганасанские собственные имена обычно заменяются русскими, приблизительно сходными по звучанию: Дяся — Дарья, Курсими — Константин, Кохору — Екатерина, Комуптi’э — Николай, Симбя — Серафима и т. д. Последние имена закрепляются в качестве официальных, фигурируя во всех документах.

Начиная с 40-х годов в записях актов гражданского состояния у нганасанов получили распространение русские собственные имена: Марья (1943 г.), Нина (1943 г.), Октябрина (1946 г.), Валерий (1948 г.), Галина (1951 г.), Марина (1955г.), Светлана (1955 г.)2. За последние годы число даваемых при рождении русских собственных имен значительно увеличилось. Происходящие изменения в антропонимии наглядно свидетельствуют о преобразовании жизни нганасанов, об укреплении и расширении их контактов с русским народом.

У нганасанов имеются отчества, построенные по русской модели на основе национальных собственных имен, например: Нягэ Ягуловна (Ягула), Барбэ Начептеевич (Начете), Тоходу Кондевна (Крндиэ), Парка Кондаковна (Кондако) и др.

В качестве фамилий сохраняются бывшие нганасанские родовые названия: Кокэры, Чунанчар, Молде (Цомде) и др. Как и отчества, фамилии употребляются только в официальной жизни, в быту они распространения не получили. При обращении пользуются только именами (с учетом существующих ограничений) или словами, обозначающими ту или иную степень родства.

Изложенный материал дает основание для заключения, что в силу вполне определенных причин у нганасанов до самого недавнего времени прочно сохранялась первичная антропонимическая система, утраченная большинством народов.

1 Характерно, что такого рода имена даются у нганасанов по тому же принципу, что и у ненцев; ср. Пубта ’опоздавший’ (т. е. родившийся после смерти кого-либо из родных), Ебцота ’пользующийся люлькой’ (самый младший ребенок в семье), Тадако ’замена’ (родившийся как бы взамен умершего ребенка того же пола) и др.
2 Приведенные сведения почерпнуты из материалов Райсовета бывшего Авамского района Таймырского национального округа Красноярского края.

↑ Наверх