ЭтикетПриродаПсихологияИменаСтихиЗагадкиЁжефоткиЕщё ▾
РассказыБессмыслицыХозяюшкаЗдоровье

Русские

 ← Поделиться

Русские — один из крупнейших народов мира (138 млн. 600 тыс. человек) — составляют большинство населения бывшего СССР. Незначительное количество русских проживает в странах Америки и Западной Европы. Русский язык относится к восточнославянской группе славянских языков.

Древнерусская антропонимия состояла первоначально только из личного имени в узком смысле; большинство имен первоначально «повторяло» нарицательные слова (Волк, Ждан, Добрыня). Среди древнерусских имен было немало заимствований из финно-угорских, тюркских и других языков. Первые письменные памятники свидетельствуют о социальном расхождении антропонимии: выделялись имена правящей верхушки, среди которых имена скандинавского происхождения (Олег, Ольга, Игорь и др.), но особенно характерны были составленные из двух основ; летопись прямо называет их княжескими; в качестве их второго компонента наиболее часты -слав, -мир (Святослав, Мстислав, Владимир и др.; в республиканском Новгороде посадники Твердислав, Остромир). Происхождение этой модели остается спорным. Развились имена суффиксальные, например, с -ило (Томило, Твердило, Путило), -ята (Гостята, Путята) и др. Женских имен дошло очень мало; женщину чаще называли по имени отца (самая известная героиня древнерусского эпоса — Ярославна) или по имени мужа (новгородские Завижая, Полюжая — жены Завида, Полюда), из дошедших женских имен — Красава.

Христианство, заимствованное русскими из Византии (988 г.), принесло имена, канонизированные православной церковью, — это имена «святых» первых веков христианства, происходящие из языков народов Римской империи; особенно много среди таких имен древнегреческих (Андрей, Александр, Василий, Елена, Ирина), латинских (Сергей, Константин, Татьяна, Матрена), а также имен из языков Передней Азии — арамейского, древнееврейского, сирийского и др. (Иван, Фома, Мария, Анна). Так как такие имена пришли на Русь через среднегреческий язык Византии, они несли многие его признаки (например, Варвара, Лаврентий, а не Барбара, Лавренций). Значительные изменения внесла адаптация иноязычных имен русским языком: отброшены греческие и латинские форманты (Николаос, Паулос трансформировались в Николай, Павел), упрощены несвойственные русскому языку звуковые сочетания (Аким, Устинья вместо Иоаким, Иустиния). С другой стороны, вторжение массы антропонимов-заимствований расширяло фонетические средства русского языка, например, способствовало появлению звука [ф], ранее ему несвойственного, из очень частых в греческих именах звуков, передаваемых в греческом буквами «тхэта» (Федор, Тимофей, Фекла) и «фи» (Филипп, Трифон, София). На протяжении столетий повседневные формы многих имен резко отличались от канонических, которые употребляла только церковь, например (в каждой паре первая форма повседневная, вторая — каноничная): Авдотья — Евдокия, Аксинья — Ксения, Арина — Ирина, Акулина — Акилина, Егор — Георгий, Осип — Иосиф, Таврило — Гавриил и т. п., даже в литературном языке «победили» неканонические формы: Иван, Матрена вместо Иоанн, Матрона.

В течение веков церковь не могла истребить русские имена: упорная борьба длилась с X по XVII в. Хотя для всех русских стало обязательным крещение, при котором давали имя (только из списка православных «святых»), но в жизни долго употребляли имена нецерковные. Так, очень часты такие имена, как Ждан, Неждан, Истома, Томило, женское Милава.

Официальные документы и в XV — XVII вв. изобилуют нецерковными именами, в том числе Негодяй, Дурак, вероятно данными для обмана «нечистой силы»; упоминаются даже монастырский служитель Константин сын Дьявола и священник с языческим именем Истома. В данном отношении показателен перечень помещиков Кинешемского уезда 1612 г.: Жук Софонов, Томило Новоприходец, Непородно Осипов, Бессонко Фролов. В писцовой книге Тульского уезда 1578 г. больше 18% всех помещиков записаны под именами нецерковными.

Только на рубеже XVII — XVIII вв., при Петре I, правительству удалось запретить нецерковные имена (позже проскальзывали единичные).

Отчества у русских известны с первых письменных памятников в краткой форме притяжательного прилагательного, сначала с суффиксом -ь (сын володимерь ’Владимиров сын’; после губных согласных возникало дополнительно ль — сын Ярославль ’ярославов сын’), позже XII  в. в этой функции выступают только суффиксы -ов(-ев) или -ин (при основах на -а): сын иванов, сын ильин. В княжеской среде победила форма отчества с -ич, затем осложненная в -ович(-евич).

Дробление русских княжеств на множество мелких уделов породило обозначение князей по названиям принадлежащих им территорий (Шуйские, Курбские); эти обозначения стали родовыми именами.

Русская антропонимии XVI — XVII вв. резко разграничена социально. Бояр именовали трехчленно: «индивидуальное имя (церковное или нецерковное) + полное отчество (с -вич) + родовое имя»; каждый из трех компонентов мог сопровождаться параллельным, например, разветвление боярских родов отражалось на родовых именах: Вельяминовы-Зерновы, Вельяминовы-Сабуровы и др.; любой из трех компонентов мог дополняться дедичеством и т. п. Для средних слоев (помещики и богатые купцы) преобладала такая формула именования: «индивидуальное имя (церковное или нецерковное) + отчество в форме краткого прилагательного на -ов(-ев), -ым».

Создание крупного централизованного государства, появление большого слоя служилых с их земельными владениями обусловили необходимость фамилии — именования, обозначающего всех членов семьи и переходящего на следующие поколения. Чаще фамилия возникала из дедичества или из второго имени отца, реже имела другое происхождение. К концу XVII  в. фамилии охватили почти всех дворян. Всю остальную массу населения называли индивидуальным именем с обязательным уничижительным формантом -ка (Васька, Анка), нередко с добавлением обозначения какого-либо признака (занятия, места рождения, краткого притяжательного прилагательного из имени отца). Усложнение именований с целью уточнить личность называемого увеличивало разнобой в именовании. В переписи Ярославля 1678 г. употреблены 30 различных комбинаций именования мужчин; еще пестрей картина именования женщин.

Реформы Петра I, упорядочивая весь государственный аппарат, уточнили и закрепили также и сословные антропонимиче-ские нормы: всеобщую официальную обязательность церковного имени, трехчленность именований для привилегированных, в том числе отчество на -вич только для высших чинов (в конце XVIII  в. такой тип отчества был распространен на все дворянство). К середине XIX  в. фамилии охватили полностью духовенство, купечество, разночинцев. У крестьян государственных (особенно на Севере и в Сибири) фамилии известны с XVIII в. (а отдельные и с XVII в.); всей же массе крепостных крестьян, составлявших большинство населения страны, фамилий не полагалось; хотя «уличные» фамилии у крепостных возникали, но, не признанные официально и не записанные, они в большинстве своем не были устойчивы. Только после падения крепостного права (1861 г.) фамилии были даны почти всем, но даже и позже многие документы не признавали крестьянских фамилий. Закона, устанавливающего для всех обязательность фамилии, в царской России не было; действовали лишь административные распоряжения. Вплоть до самого краха царизма так и не удалось добиться полного охвата фамилиями всего русского населения. Оставались без фамилий беглые, которых записывали в документы «не помнящий родства», многочисленные «незаконнорожденные».

Земская управа Херсонской губернии в 1913 г. объявила, что не знает, как быть с 1700 подкидышами, не имеющими фамилий.

Абсолютное большинство фамилий у русских составляют патронимичные, указывающие на предков первого носителя фамилии: первый Иванов — потомок Ивана, Зайцев — потомок Зайца, Кузнецов — потомок кузнеца, Казанцев — потомок казанца и т. д.; фамилии из именования матери (Марьин и др.)несравнимо реже, чем из именования отца; женщина была бесправна. Другая группа фамилий — принадлежностные (Князев). Остальные группы охватывали очень ограниченные группы носителей. По форме абсолютно преобладают фамилии из кратких притяжательных прилагательных; в отдельных слоях населения нередки фамилии на -ский, на некоторых территориях распространены фамилий на -их(-ых); фамилии всех других форм, вместе взятые, не охватывают 1% русских фамилий.

Здесь приведена таблица, иллюстрирующая процентное отношение распространенных русских фамилий к общему количеству носителей фамилий в отдельных районах страны (вторая половина XIX — начало XX в.):

Группа населения, район, дата Фамилии (%)
на -ов, -ев, -ин на -ский на -их, -ых
Проч.
Крестьяне Самайкинской волости Симбирской губ., 1897 100
Крестьяне Аньковской волости Владимирской губ., 1910 99 1
Крестьяне Жиздринского уезда Калужской губ., 1914 98 2
Крестьяне Задонского уезда Воронежской губ., 1914 95 1 4
Купцы г.Пензы, 1850 93 7
Духовенство Симбирской епархии, 1907 65 35
Дворяне Пензенской губ., 1908 74 15 11
Сенаторы, 1909 44 22 34
Ломовые извозчики Петербурга, 1909 94 3 3

Наряду с документальной системой имен в повседневном употреблении не только существовали, а и преобладали параллельные виды именований. Крестьяне и рабочие употребляли изолированное отчество на -ич по отношению к уважаемым людям из своей среды, в привилегированных кругах это считалось зазорным и использовались такие именования при обращении преимущественно к крепостным «мамкам» и «дядькам» (например, пушкинские Савельич в «Капитанской дочке», Филипьевна в «Евгении Онегине»). В семье пользовались только уменьшительными формами от церковных имен; у образованной части дворян — непременно на французский манер, например Базиль, Пьер, Натали (соответственно от Василий, Петр, Наталья), а в семьях англоманов конца XVIII  в. и начала XIX  в. — Бэтси (Елизавета), Мэри (Мария). Господствующей формой обращения к низшим по социальному положению оставались в XVIII — XIX вв. уничижительные формы с -ка.

С болью и гневом писал В. Г. Белинский: «Россия представляет собой ужасное зрелище страны, где люди сами себя называют не именами, а кличками: Ваньками, Васьками, Стешками, Палашками».

Обособленные группы населения имели свои замкнутые виды имен, служивших признаком принадлежности к данной группе, они совершенно различны — воровские, монашеские и др. Особенно широко распространены были прозвища у молодежи — гимназической, студенческой. Писатели, артисты и другие представители творческой интеллигенции нередко избирали себе псевдоним; он заменял фамилию: А. М. Пешков — прославленный писатель Максим Горький, К. С. Алексеев — выдающийся театральный деятель Станиславский.

Советская власть уничтожила обязательность церковных имен. Население получило право избирать любые имена по своему усмотрению. В 20-х годах в русскую антропонимию хлынул поток новых имен. Это были в основном 1) имена, известные у других народов (Эдуард, Альберт, Алла, Жанна и пр.); 2) апеллятивы — иноязычные заимствования (Авангард, Гений, Идея, Поэма), даже предметные (Трактор); 3) аббревиатуры (Владлен — Владимир Ленин, Ревмира — революция мировая, даже Пятвчет — пятилетка в четыре года); 4) имена, принятые за новые, а на самом деле давние, но почти забытые (Олег, Игорь); 5) имена производные, близкие по форме к привычным именам (Октябрина, Светлана); 6) уменьшительные имена, принятые за полные (Дима, Оля, Лена). При огромном количестве новых имен частотность их оставалась незначительной даже в городах, а в деревне не превышала 1%. Поиск шел вслепую и привел ко многим неудачам2. В середине 30-х годов количество новых имен уменьшилось (хотя отдельные имена продолжают появляться и теперь); привились немногие — Владлен, Октябрина, Светлана, Снежана и некоторые другие. Установился очень компактный именник из 40 — 50 мужских и 50 — 55 женских имен3. Большинство имен в нем — прежние, но именник совсем не похож ни на дореволюционный, ни на именник 30-х годов — самые частые имена прошлого либо вышли из употребления, либо стали редкими. В городах мало кто связывает их со «святыми»; в деревне пока заметна связь имен с церковным календарем. Этимологические значения их лишь в очень редких случаях известны населению. Огромна концентрация имен: почти в каждой местности 10 самых частых имен охватывают 80% новорожденных, как мальчиков, так и девочек. В 1960 — 1961 гг. самые частые имена мальчиков: в городах — Андрей, Сергей, Юрий, Игорь, Олег, Владимир, в сельских местностях — Александр, Сергей, Владимир, Николай. Самые частые имена девочек: в городах — Елена, Ирина, Марина, Светлана, Наталья, Ольга, в сельских местностях — Татьяна, Валентина, Галина, Ольга4.

Состав полного официального имени, исторически сложившийся у русских, впервые закреплен законом: «Основы законодательства СССР о браке и семье» установили обязательность трехчленного именования — 1) индивидуальное имя (в узком смысле), 2) отчество, 3) фамилия. В развитии положений, установленных «Основами», «Кодекс о браке и семье РСФСР» содержит многие пункты об именованиях.

Право выбирать личное (индивидуальное) имя новорожденному ребенку принадлежит родителям. Отчество присваивается по имени отца, а при рождении ребенка вне брака отчество дается по указанию матери. Ребенок получает фамилию родителей; если у родителей разные фамилии, родители дают ему фамилию отца или матери, при несогласии между ними вопрос решают органы опеки и попечительства.

Вступающие в брак могут избрать своей общей фамилией фамилию жениха или невесты, могут сохранить свои прежние раздельные фамилии. Предоставленные законом три возможности5 в быту использованы еще очень неравномерно; новое пока пробивает себе дорогу только в крупных центрах. Например, в 1971 г. на тысячу браков в среднем по каждой из указанных территорий избрали фамилию:

жениханевестысохранили раздельные
г. Москва — Свердловский р-н7248268
г. Ульяновск984115
6 рабоч. поселков Ульяновской обл.996 — 4
сельские местности Ульяновской обл.996 — 4

Перемена имен, отчеств, фамилий допускается только по достижении 18 лет и при наличии веских, уважительных причин.

Полное трехчленное именование употребляют только в важнейших официальных актах, в торжественных случаях, в списках избирателей, в юридических документах. Во всей текущей официальной документации обычна только фамилия с инициалами имени и отчества.

В повседневном устном употреблении преобладают несколько способов именования: 1) фамилия с предшествующим обращением товарищ; 2) имя и отчество; это обращение менее официально и наиболее часто как среди близких знакомых, так и в служебных отношениях. В дружеских или родственных отношениях господствуют производные уменьшительные формы индивидуальных имен: Володя вместо Владимир, Лена вместо Елена, недопустимые при иных, более официальных отношениях. Эти уменьшительные формы нередко обладают эмоционально-ласкательной окраской (Володенька, Леночка) или пренебрежительным оттенком (Володька, Ленка); набор суффиксов таких форм в русской антропонимии чрезвычайно разнообразен, например, от мужского имени Иван насчитывается больше сотни производных форм: Ваня, Ванечка, Ванюся, Ванька, Ванятка, Ванюха, Ванюк, Ванек, Иваш, Ивашка, Ивантей, Иванице, Иванец и т. д. Кроме того, в семье и других тесных группах, особенно в среде учащейся молодежи, нередки всевозможные прозвища — интимные, дружеские, ироничные, презрительные или вполне нейтральные; они образованы различно: из нарицательных, путем «переделки» имени или фамилии, на основе случайного набора звуков. У некоторых писателей или артистов есть псевдонимы.

1 Ошибочно, однако, связывать их с внебрачными детьми — чаще они обозначали детей вдовы, вынесшей на своих плечах хозяйство и воспитание детей, также солдатки (при 25-летнем сроке военной службы).
2 Примерами неудачных имен могут служить следующие: мальчик Винегрет, девочка Баядера, имена из названий учреждений — девочка Артиллерийская академия, мальчик Главспирт, а также имена из наименований профессий — Юрист, Электрик и т. п.
3 В прошлом, наоборот, мужские имена были разнообразнее женских.
4 Интересно отметить, что в сельских местностях частота имен повторяет городскую предыдущих десятилетий; интервал тем меньше, чем ближе местность к крупным центрам, новостройкам, транспортным узлам.
5 В Азербайджане, Белоруссии, Грузии, Молдавии, Таджикистане и Украине таких возможностей четыре: кодексы этих республик Разрешают соединить фамилии жениха и невесты.

↑ Наверх