ЭтикетПриродаПсихологияИменаСтихиЗагадкиЁжефоткиЕщё ▾
РассказыБессмыслицыХозяюшкаЗдоровье

Скандинавы

 ← Поделиться

К скандинавским относятся народы, которые говорят на языках северной подгруппы германской группы индоевропейской семьи языков, т. е. на собственно скандинавских языках. Это шведы (8 млн. 900 тыс. человек; самоназвание svensk, -аr), датчане (5 млн. 520 тыс. человек; dansker, -е), норвежцы (4 млн. 720 тыс. человек; nordmann, nordmenn, этимология — «северные люди»), исландцы (islendingur, -аr — «жители Ледовой страны»), фарерцы (feroyingur, -аr ’люди Овечьих островов, Островов птичьих перьев, Далекой земли’,в зависимости оттого, какой топоним считать основой — от скандинавских faar, far ’овца’, fjaer ’перо’ или от кельтского fearann ’далекая земля’).

Этимологию самоназвания первых двух указанных выше народов объясняют соответственно так: название sve,-ar ’свой’, ’свои’ относилось в I тысячелетии н. э. к одному из крупнейших племен в средней Швеции. Датчане, «люди еловых лесов», — от Danmork ’еловый лес’, как именовалась древними скандинавами восточная половина Скандинавского полуострова, откуда пришли в Зеландию и в Ютландию многие племена, и среди них одно сохранило название «даны» (dane, -i). Dansk tunga означает, вопреки общепринятому мнению, не ’датский язык’ (за таким переводом скрывается истинная этимология), а ’язык обитателей еловых лесов’, т. е. всех скандинавов древности и эпохи викингов.

Скандинавские народы живут на Скандинавском полуострове (норвежцы — в западной его части, шведы — в восточной, а также на юге и юго-востоке нынешней Финляндии), на п-ве Ютландия и на большинстве из почти пятисот датских островов (датчане), на Фарерских островах (фарерцы) и на о-ве Исландия (исландцы).

Часть наследственных имен (НИ) скандинавов возникла из топонимов региона нескандинавоязычного населения.

Все скандинавские народы примерно в одно и то же время приняли католическую веру. В Дании это произошло насильственно, силой королевской власти, около 960 г. н. э. Так же насильственно внедрялось католичество в X столетии в Швеции и в начале XI в. — в Норвегии. В Исландии эту веру приняли добровольно в 1000 г. н. э., причем упорствующим не возбранялось соблюдать старые культы, как не возбранялось и новоявленным католикам соблюдать по крайней мере некоторые культы по старым традициям. На Фарерах католичество внедрилось в начале XI в. под воздействием кельтских отшельников (хотя и ставших рабами норманнов, но оказавших на них культурное влияние) и под нажимом ставшей уже католической

Норвегии, от которой фарерцы зависели сначала экономически, а с 1035 г. и политически. Как католицизм за полтысячелетия оказал воздействие на антропонимию скандинавов господствующим церковным латинским языком и набором освященных религией имен, так и лютеранская реформация в скандинавских странах1, устранив латинизмы, четыреста лет продолжает влиять на состав антропонимов.

Современная антропонимическая модель (AM) скандинавских народов двучленна и в общем едина для всех, кроме исландцев. Если у шведов, норвежцев, датчан, фарерцев на первом месте стоит ИИ (одно или два) и непосредственно за ним следует НИ, то у исландцев, как правило, нет НИ, а современная AM исландцев, как и тысячу лет назад, ставила вслед за ИИ (одним или двумя) отцовское имя (ОИ) в форме отчества.

Все исландские имена значимы, т. е. восходят к апелляти-вам. Но лишь незначительная их часть и сейчас имеет прозрачную этимологию (например, Bjorn ’медведь’); большинство же ИИ утратило этимологическое значение в эпоху средневековья, вслед за принятием христианства. Перечень ИЙ ограничен списком имен, встречающихся в средневековых исландских сагах, записанных на заре христианства в Исландии и освященных католической, а вслед за нею и лютеранской церковью. Выбор имен родителями произволен, хотя и может направляться пастором в пределах освященного перечня и календаря. Но все же принято, как и у всех других скандинавских народов, давать сыну имя деда, а внучке — имя бабушки. Если в семье много детей, то обычно старший носит имя деда по отцу, следующий — деда по матери, старшая дочь — имя бабушки по отцу, следующая — бабушки по матери, а далее — имена друзей или имена, выпадающие по календарю.

Как и у многих европейских народов, исповедующих католическую или лютеранскую веру, исландскому ребенку при крещении принято давать не одно, а два ИИ, причем может всю жизнь употребляться лишь первое, а другое остается как бы «в тени». Однако в критических ситуациях (например, в случае тяжелой болезни) возможно полное отбрасывание прежнего доминирующего, первого имени и выдвижение на роль единственно употребляемого второго.

ОИ, входящее в AM исландцев, всегда двучленно, ибо включает идущее на первом месте имя отца в родительном падеже (-s на конце), -а на втором месте son ’сын’ или dottr ’дочь’, которые пишутся слитно с первым компонентом, например: Gunnar Benediktsson, Sigridur Stefansdottr. НИ для исландцев исключение из правила. Когда же оно встречается, то обозначает место происхождения или жительства обладателя НИ и стоит на третьем или же на третьем и четвертом месте, если считать за отдельный элемент AM предлог. Этот предлог, требующий дательного падежа, — fra, иr, a, i — указывает, откуда человек, из какого хутора или из какой местности, а значит, в конечном счете — из какого рода. Предлоги в составе исландской AM не имеют оттенка аристократичности2, например: Vivil Geirmundsson иr Var, Karl Grisson fra Nattfaravik (по-русски это значило бы: «Вивиль, сын Гейрмюнда (иначе Гейрмюндович) из Вера», «Карл, сын Гриса (т. е. Грисович) из Наттфаравика». Встречается, хотя и редко, такая форма, когда непосредственно за ИИ идет НИ, даже без предлога, требующего дательного падежа (Gudmundur Breidfjord), или за первым ИИ идет второе ИИ (которое в одновременном употреблении с другими ИИ встречается крайне редко), а затем — НИ без предлога, требующего дательного падежа (Halldor Kiljan Laxness). Однако имя, соответствующее полной исландской AM, фигурирует лишь в обязательной служебной анкетной документации и в других официальных документах.

Это закреплено § 1 исландского закона № 54 от 27 июня 1925 г.: «Каждый человек должен называться каким-либо исландским именем, либо двумя именами, и знать отца или приемного отца, мать и всегда писать имя и отчество в одном и том же виде в течение всей своей жизни». А следующий пункт, § 2 того же закона, не менее категорично устанавливает: «Никто не должен брать себе фамилию в нашей стране». Таким образом, бесфамильность исландского общества, опирающегося на тысячелетнюю традицию, консервируется законом3.

Чем объяснить, что в современном обществе вовсе не отсталого, а одного из культурных народов, уже много столетий почти поголовно грамотного, уцелела форма личных имен из имени и отчества и не появилось фамилии, а практически и острой необходимости в ней? Известный советский скандинавист М. И. Стеблин-Каменский утверждает, что причина этого кроется в малочисленности исландского народа. Однако соседи исландцев — фарерцы в пять раз малочисленнее, чем исландцы, а у них уже с позднего средневековья установилась четкая AM из двух элементов — ИИ и НИ. Следовательно, малочисленность народа сама по себе не объясняет отсутствия НИ. Существует точка зрения, что хуторская система натуральных хозяйств способствовала консервации быта и традиций, в том числе AM без НИ. Но аналогичная система существовала и в испещренной горами и фьордами Норвегии и не помешала там развитию AM с НИ. А в Исландии к тому же не было изоляции хуторов. Да и рост городов в новое время привел к концентрации части населения.

Столица Исландии Рейкьявик собрала более 100 тысяч жителей, или 40% населения всей островной республики. Телефонный справочник Рейкьявика, расположивший абонентов в алфавитном порядке по имени на первой позиции и отчеству на второй, вполне подтверждает способность исландцев обходиться двумя элементами AM.

Значит, и не в хуторской системе кроется главная причина их нынешней бесфамильности. Причина отсутствия НИ в AM исландцев кроется в специфике их историко-культурного развития.

Христианство у исландцев способствовало небывалому распространению грамотности еще в раннем средневековье. И уже в XII — XIII вв. устные родовые предания о первых веках жизни исландцев на острове и о бывшей их родине — Норвегии и вообще Скандинавии — были записаны на древненорвежском языке, который в ту пору и вплоть до XIV в. был родным как для норвежцев в собственно Норвегии, так и для всех норманнских островных колоний. А так как одним из основных элементов саг были сведения по генеалогии, то эта литература консервировала и открыла на последующие столетия учет преемственности родства по двум элементам AM — ИИ и ОИ. В течение веков культуру Исландии и представления исландцев об их истории продолжали создавать родовые саги, которые имелись в рукописных библиотечках в каждом хуторском хозяйстве и чтение которых составляло содержание части досуга исландской семьи вплоть до наших дней. Во второй половине XVIII  в. культурное воздействие древних саг вызвало движение за «очищение» исландского языка от иноземных слов, прежде всего от датской лексики; это движение пуристов победило, приведя к изоляции исландского языка от прочих скандинавских, к консервации старых языковых форм и идеализации исландских саг как образца литературы. Для постоянного поддержания пуристских идей воспевались освященные в сагах древние традиции и освежались в памяти генеалогии. Старина во всех ее проявлениях, вплоть до системы имен в родовых генеалогиях, превратилась не только в объект подражания, но и в устойчивую традицию на практике.

В новое и новейшее время традиция старой формы личного имени, состоящего из ИИ и ОИ, могла бы, как и в других обществах, нарушиться. Но на помощь традиции пришел закон, который был призван закрепить AM из ИИ и ОИ. Носители исландской традиции, прежде всего основная масса исландского народа — крестьянство, не хотели принимать такую «иноземную новинку», как НИ.

Формы исландских ласкательных и уменьшительных имен (ЛИ) разнообразны и образуются от всех ИИ. Заметить в их образовании какую-либо систему весьма трудно. По мнению специалиста в области ономастики Ивара Моде, источниками возникновения этих форм являются дети, вероятно самые маленькие, едва начинающие говорить, т. е. сами авторы и обладатели ЛИ. Ибо систематично можно отразить лишь отличия в окончаниях между мужскими (на -i) и женскими (на -а) именами исландцев, и эта систематичность — возможный корректив ЛИ взрослыми.

Интересно, что неожиданные смены корней ИИ в ЛИ нередко совпадают у исландских с фарерскими, норвежскими, датскими и шведскими, например: Jon — Nonni, Jonki, Jonni, Jonsi; Gudmundur — Gvendur, Gummi; Sigurdir — Siggi; Bjorn — Bjoss; Elin — Ella; Gudrin — Gunna; Margret — Magga; Sigridur — Sigga. Дети между собой в дошкольном или в школьном обращении к сверстникам иногда уменьшают или придают ласкательную форму не только ИИ, но и ОИ, например: Pall Bedvarsson — Palli Вo.

С замужеством исландской женщины в ее ИИ и ОИ ничего не меняется. Однако перемена происходит в том случае, если имена жениха и невесты соответствуют разным AM. Если девушка не имела ОИ (например, она родом из Канады или США, где AM состоит из ИИ и НИ), то она берет отчество мужа, и оно становится иным по структуре, чем принятые для женщины, ибо второй член ОИ у нее тот же самый, что у мужа, например: Ragnhildur Hjorleifsson, а не Hjorleifsdottr, как было бы у собственно исландки. А если у мужа есть НИ, то женщина приобретает его. Но таких случаев в Исландии сравнительно мало.

В обращении друг с другом исландцы употребляют лишь ИИ, иногда, если речь идет в 3-м лице, то ИИ и ОИ. Но в любом случае — без официального титулования herra или sera ’господин’. Лишь в очень официальном или подчеркнуто отчужденном обращении употребляется первая форма (вторая — только при обращении к священнику), например: herra Magnus Baldusson (sera Erlendur).

AM исландцев за пределами Исландии чаще всего изменяется за счет того, что ОИ становится НИ.

AM у остальных скандинавских народов до начала XVI  в. была аналогична исландской, т. е. состояла из ИИ и ОИ. При этом можно было легко отличить датчан, у которых второй член ОИ был -sen, от прочих скандинавов со вторым членом ОИ -son. Общий набор ИИ у скандинавов был относительно однородным, а местные предпочтения тому или другому ИИ со стороны родителей и пасторов никто тогда не изучал, и поэтому только по ним отличить, скажем, датчанина от шведа было сложно.

В письменных источниках средневековья часто встречаются антропонимы совсем иного характера. Речь идет об имени-кличке (ИК), которая вытесняла в AM второй элемент, т. е. ОИ, и давала значительно большую возможность выделения индивидуума, чем AM с ИИ и ОИ.

Так, например, норвежец Erik Rede (Эрик Рыжий), исландец, открывший Гренландию и первым из европейцев ставший ее жителем, конечно, обладал столь же единственным и оригинальным именем, как и шведский король Magnus Ladulas (Магнус — Скотий замок), получивший свое уважительное и шуточное историческое имя за то, что пекся о сохранности скота земледельцев и призывал вешать замки на коровники, а также интересна кличка Kalle Ballong (Карл Баллон), прославившая ее носителя.

В тех же средневековых письменных источниках встречается и другая AM скандинавов, где вместо ОИ идет топоним, однако не ставший НИ, ибо такое полное имя привязано только к конкретному человеку и не прослеживается у его потомков, например: Jon i Vasby, Per vid Bron.

В AM господствующих классов в средневековой Скандинавии были свои особенности, отличающие первое и второе сословия от прочего населения. Перед ИИ дворянина употреблялось herr, например: herr Erik Johansson. При именовании пастора помимо herr и ИИ далее вместо ОИ (неупотребительного при обращении к священнослужителю) назывался его церковный приход, например: herr Erik i Bro.

Однако в XVI в., когда в Европе, в том числе и в Северной, уже развился феодальный абсолютизм, дворянство приобрело родовые наследственные имена (НИ). Ближайшим образцом для подражания была Германия, первая последовала ее примеру Дания. В 1526 г. королевским предписанием «всему рыцарству» предлагалось брать родовое имя. Многие дворянские роды взяли НИ описательное применительно к гербу своего рода (или герб моделировали по взятому НИ), например датское дворянское НИ Gyldenstjerne (’Золотые звезды’). Вслед за Данией на путь образования дворянских НИ вступила Швеция, особенно интенсивно этот процесс шел после 1650-х годов. Вот некоторые из возникших тогда дворянских НИ: Gyllenhammer (’Золотой утес’, с 1665 г.), Lilljecreutz (’Крест лилии’, с 1698 г.), Adlercreutz (’Крест орла’, с 1700 г.), Olivecrona (’Оливковая корона’, с 1719 г.). Во многих скандинавских дворянских НИ отмечалась тенденция подражать немецкому даже в подборе немецких же, а не из родного языка слов для НИ, например Adler вместо скандинавского дгп. Правда, некоторые дворянские НИ все же избирали на родном языке (Adelborg ’Дворянский замок’, с 1694 г., Bondenhjelm ’Каска земледельца’, с 1694 г.), большинство же дворян совсем «замаскировали» этимологию своих НИ от понимания простого народа.

Так, в 1760 г. один дворянин из своего имени Bjorn ’медведь’, переведенного на латынь, создал таинственное для окружающих и звучное НИ — Веronius.

Помимо этих форм НИ, описывающих герб, калькирующих свое ИИ на другой язык или упоминающих название владений, появились дворянские НИ с указанием, откуда происходит род, т. е. топонима в его настоящем звучании. При этом возникли в Скандинавии «дворянские» предлоги перед НИ: скандинавский af (например, НИ с 1767 г. af Forselles ’из Форселля’, с 1772 г. af Ugglas ’из Угглы’), немецкий von (например, с 1693г. von Schantz ’из Шанца’, с 1760 г. из чисто шведского ОИ von Axelson ’от сына Акселя’, а также латинизированное von Linne ’из Линнея’), французский de (например, с 1752 г. de Bruce и даже de la Gardie). Частицы von и de совершенно не означали, что их обладатели удостоены дворянского титула в германских землях или от французской монархии.

Итак, AM дворянских родов скандинавов также строилась из двух элементов: из ИИ и НИ, заменившего ОИ.

«Расхватывание» дворянских НИ оказало влияние на бюргерство, преимущественно на его ученую часть. Поскольку одним из мерил средневековой учености была степень владения латынью4, возникающие среди бюргерства НИ были латинизированными. Их три вида: латинизированные по форме скандинавские ОИ, латинизированная скандинавская местная топонимия, действительная калька на латынь. Образцом первого типа латинизации могут служить антропонимы знаменитого исландца, ставшего основателем норвежской и датской исторической науки Т. Турфеуса — Torfaeus (1636 — 1719), выдающихся ученых и деятелей католической церкви в Швеции братьев Петри — Olaus и Laurentius Petri. Образец второго типа латинизации дают предки знаменитого изобретателя динамита инженера Нобеля, которые в XVII в. латинизировали для НИ топоним своей родины Nobbelov и приобрели НИ в форме Nobelius. Впоследствии, когда в XVIII в. латинизированные имена оказались немодными и стало обычным упразднять латинское окончание5, это НИ укоротилось до Nobel. А предки известного шведского специалиста по антропонимии, профессора Ивара Моде латинизировали свое НИ из местного топонима Moheda — названия местечка, где они жили. Третий вид латинизации иллюстрирует совсем загадочное НИ Lepicolliander, принятое его носителями в 1632 г.; оно оказывается калькой с названия урочища Harekullen (’Заячий пригорок’). Позже это НИ «упростилось» до Coltinus. Crucimontanus оказалось латинской калькой шведского топонима Korsberg (’Крестовая гора’), a Quercivillis — топонима Ekebyborna (’Дуб у сельского родника’). Позднее, с XVIII в., появилось множество «обрубленных» НИ с окончаниями -an, -ell, -en, -ег, -in, -lin (Agrell, Forsen, Watlin, Norlin), которые ныне считаются самыми обыкновенными и достаточно распространенными из числа старых шведских НИ.

Но все же самые характерные для скандинавов и самые массовые по количеству НИ возникли в период активного развития капиталистических отношений в XIX в. С начала прошлого столетия НИ стало принимать крестьянство, наиболее многочисленный слой населения в Швеции, Норвегии и Дании того времени, а также и горожане низших сословий. В Норвегии это обстоятельство «подогревалось» местным законодательством, что было следствием национально-освободительной борьбы против передачи страны Швеции. Помимо собственной конституции от 17 мая 1814 г. тут воздействовали законы об упразднении незначительных в этой стране по политическому весу дворянских титулов, о праве выкупа участков земли их наследственными арендаторами, становящимися хозяевами в своих дворах. И те генеалогические цепочки ИИ и ОИ (Sven Anderssons son Erik Svenssons son...), которые до этого были характерны для масс народа Скандинавии, обрубаются на ближайшем принимающем НИ носителе. Таким образом, ОИ превращается в НИ. В итоге НИ с -son (для Швеции, Норвегии и Фарер) и с -sen (для Дании и отчасти для Норвегии и Фарер6) стало господствующим у всех скандинавских народов, подобно тому как в Исландии господствует тоже двучленное по форме, но ОИ. К настоящему времени по меньшей мере 40% НИ со вторым членом -son, -sen укрепились на Скандинавском полуострове и в Дании. В Швеции насчитывается 19 таких НИ с окончанием -son.

Самой распространенной сейчас фамилией, например в той же Швеции, является Andersson (более 380 тыс. носителей). Фамилию Johansson носит 364 тыс. человек, Karlsson — около 334 тыс. человек.

Помимо НИ с -son и -sen, широко распространены производные двучленные НИ от топонимов с суффиксом -(l)ing, например: Elfving от топонима Alvdalen, Meurling от Morlunda. Небольшая часть одночленных и даже односложных НИ от топонимов имеет подчеркнуто простую форму: Dahl от Data, KUng от Klingstad, Hdgg от Hdggeby, Staaff от Stavre и т. д. Обычное односложное НИ Berg встречается в наши дни в Швеции у более чем 18 тыс. носителей его, bind — у более чем 15 тыс., Holm — почти у 13 тыс., Bjork, Strom — каждое более чем у 10 тыс. носителей. Есть мнение, что небольшое число простейших односложных НИ, возникших от существительных, например Palm ’пальма’, Nord ’север’7, произошло от солдатских кличек, весьма распространенных в «предфамильное» время.

Наличие некоторого числа иностранных НИ объяснимо отчасти присутствием большого числа наемных рабочих из других стран. Эти ИИ не всегда легко произносимы скандинавами (итальянские, например Ambrosiani, финские Lahti, Niemi, Maki, Даже старые валлонские от переселенцев 1600-х годов — Indebetou, Lemoine, Hybinette, Anjou).

В скандинавских странах учреждены правовые комитеты имен (в Швеции с 1956 г.), которые разрабатывают законопроекты об именах. В частности, в выдвинутом в Швеции проекте закона об имени говорится (§ 10), что «тот, НИ которого отчетливо не различается окружающими и поэтому малопригодно для пользования, должен согласно его прошению получить другое». Рекомендуется считать, что «только то имя, которое соответствует шведским языковым традициям, должно получать одобрение» (§ 11). Запрещается допускать такое новое НИ, которое повторяет уже наличное распространенное или же очень известное «умершее» НИ (§ 12). Проект также рекомендует (§ 28) не одобрять выбор такого ИИ или НИ, которое может возбуждать чью-либо обиду, возмущение или вести к неприятностям для его носителя.

В начале нашего столетия по всей Скандинавии предпринимался очередной пересмотр перечня имен в календаре. В 1901 г. в Швеции был введен календарь с пересмотренным перечнем имен. Часть древних полузабытых была изъята из предыдущего перечня, некоторые продолжали оставаться (в том числе почти неупотребительные типа Ambrosius, Tibutius, Eufemia). Однако заметно все же, что отношение чисто скандинавских имен в календаре к остальным относительно невелико: из 135 женских имен только 30 скандинавских, из 223 мужских — 70. В Финляндии, где скандинавское влияние было традиционно велико, это соотношение выше. В финляндском календаре из 159 женских имен — 52 скандинавских, а из 204 мужских — около 90.

Хотя наблюдались факты пристрастия в тех или иных районах к определенному узкому кругу ИИ, все же во временном сравнительном рассмотрении отмечаются значительные или почти полные замены имен.

Популярные во времена дедов и прадедов ИИ через два поколения вышли из употребления и все больший вес приобретают пришлые имена из антропонимии других стран Европы.

1 В Швеции с 1527 г., а в датско-норвежском государстве и в его владениях — Исландии и на Фарерах — после 1536 г.
2 Как в Европе оттенок аристократичности придают именам формально аналогичные von и de.
3 Это единственный случай в мировой практике, когда закон запрещает фамилии.
4 Греческий играл в этом отношении менее важную роль.
5 Особенно «мешало» окончание -(i)us, неудобное из-за акцентирования и «не поддающееся» родительному падежу в скандинавских языках.
6 Что следует рассматривать как результат многовекового воздействия датской культуры из метрополии на норвежскую и фарерскую провинции, а отчасти и как влияние НИ поселившихся там датчан.
7 В Швеции в настоящее время имеется соответственно 7000 × 5800 носителей их.

↑ Наверх