ЭтикетПриродаПсихологияИменаСтихиЗагадкиЁжефоткиЕщё ▾
РассказыБессмыслицыХозяюшкаЗдоровье

Суахили

 ← Поделиться

Суахили — народ, проживающий в Танзании, Кении и частично в Мозамбике. Численность собственно суахили 1 млн. 780 тыс. человек. Язык суахили относится к семье языков банту. В настоящее время на суахили говорят до 50 млн. человек, так как он служит языком межэтнического общения в Восточной Африке. Этот язык объявлен официальным государственным языком Танзании и Кении (наряду с английским).

Культура суахилиязычного населения побережья Восточной Африки многослойна и многообразна в силу специфики исторического развития этого района. В ней обнаруживаются черты как африканского, так и арабско-персидского происхождения. Немаловажное значение для культурного развития населения побережья и прилегающих к нему островов имела исламизация этого региона.

У суахили, как и у многих народов банту, в течение жизни человек мог несколько раз менять свое имя. Считается, что вплоть до совершеннолетия или до прохождения обряда инициации (кумьби — у мальчиков, уньяго — у девочек) ребенок не имеет настоящего имени. Детские имена до инициации рассматривались как шутливые прозвища: Панья — «мышка», Мапенго — «щербатый», Кидагаа — «рыбка» и т.д.

Эти имена не подразделяются на мужские и женские. Тем не менее через семь дней после рождения (иногда через сорок дней, а иногда даже через год) ребенку дают постоянное (обиходное) имя. Мальчику предпочтительнее выбиралось одно из имен его дядьев по отцовской линии, девочке — одно из имен теток по материнской линии. Имена могли даваться и по обету: если ребенок родится благополучно, его называли каким-либо именем, избранным до рождения, которое сохранялось и в дальнейшем. У суахили довольно часто встречаются значимые имена. В прошлом значение имени могло иметь магический смысл.

Так, широко распространенное имя Мторо («беглец») давалось третьему ребенку на седьмой день его жизни в том случае, если двое детей при предыдущих родах умерли. При этом на шею и пояс ребенка привязывается веревочка, символизирующая то, что он действительно избежал смерти, постигшей родившихся до него.

При обряде инициации ребенку дается новое имя, уже постоянное. В связи с особым вниманием к близнецам (как правило, их рождение ассоциировалось с участием магической силы) часто используется штамп имен, например Курва и Дото.

Эти имена зависят не от пола близнецов, а от очередности их появления на свет: родившийся первым получает имя Курва, родившийся вторым — Дото. Такие имена также сохраняются в течение всей жизни.

Имена, принесенные в Восточную Африку мусульманской культурой, распространены среди суахилиязычного населения побережья весьма широко. Эти имена часто претерпевают в суахили фонетические изменения: Мухаммад — Мухамади, Абейд — Абеди, Сулейман — Сулеймани и т. п. Однако такие антропонимы должным образом вписались в сложную местную традиционную антропонимическую модель.

Вместо собственно мусульманской АМ, учитывающей последовательный ряд предков (Сулейман бин Сулейман бин Муззаффар) с прибавлением в отдельных случаях «прозвища» (Ахмад ибн Муххамад аль-Махди), в Восточной Африке появились более сложные антропонимические конструкции, где мусульманское традиционное имя сочетается со словами, которые на первый взгляд к имени личному прямого отношения не имеют.

Например, в конструкции Мфальме Султани Селемани бин Муззаффар слова Мфальме и Султани могут быть сочтены титулами, так как оба они имеют лексическое значение «правитель», тем не менее есть достаточно оснований считать подобную сложную формулу именем собственным, правда не рядового суахилийца, а представителя правящего рода. Даже последовательная цепочка «предков», включенная в это имя, в сознании аборигена не расчленялась на отдельные составные и под ней не подразумевался обязательный ряд реальных предков.

Традиционное имя собственное суахилийского правителя составлялось из двух частей, из которых одна связывала его с домусульманской традицией, другая указывала на то, что он мусульманин. Так, слова Мфальме, Фуму, Шака или Шанга, воспринимавшиеся многими европейскими авторами как титулы правителей суахилийских государств, в сущности, были именами высших социальных групп и по традиции обязательно входили в имя любого их представителя (мужского пола).

Вторая составная часть таких имен со временем была вытеснена мусульманской формулой. Примеры домусульманских имен редки: Фуму Лионго, Фуму Люти; как «переходный» вариант модно рассматривать имена типа Фуму Бакари бин Мухаммади. Сама древняя формула восходит, по-видимому, к уже исчезнувшей традиции «тайных имен».

Не только на побережье, но и у многих народов Восточной Тропической Африки есть следы обычая давать взрослым членам общества два «тайных имени», при помощи которых фиксировалось его родственное, а следовательно, и социальное положение. Одно из этих имен мужчина получает при инициации от своего отца и в дальнейшем передает его сыну, другое получает от матери и никому не передает. Эта система «тайных имен» как бы автоматически регулировала экзогамию в нескольких поколениях, так как совпадением двух или одного этих имен, иначе говоря, частичным или полным совпадением «тайного имени» определялось кровное родство.

На побережье у суахили остатки этой традиции можно усматривать в обычае давать два имени, точнее, двусоставное имя. У разных социальных слоев структура двусоставного имени различалась комбинациями элементов составных частей, и, таким образом, собственное имя человека не только отличало его как индивида, но и указывало на его положение в обществе.

Раб или рабыня у средневековых суахили носили односоставное имя типа Барути, Уледи, Айша; свободнорожденный имел двусоставное имя, причем допускалось, чтобы одна из его частей была местного происхождения, а другая арабского; имена представителей высших слоев суахилийского общества — арабу или ширази — строились, как уже говорилось выше, по формуле того же двусоставного имени, разделенного словом бин, что в суахилийской традиции вовсе не означало, что первая часть имени называла его владельца, а вторая — его отца (хотя практически совпадения, по-видимому, не были редкостью); при этом полное имя выдающегося представителя категории ширази имело добавление эль-Ширази, а категории арабу — какое-либо другое слово с артиклем эль-. Это как бы вторичное проявление традиции двусоставности имени: с одной стороны, Мухаммад бин Абдалла, а с другой — Мухаммад бин Абдалла-эль-Набхани.

В последнее время наряду с традиционными появились трехсоставные имена, элементы которых не разделены ни словом бин, ни артиклем эль, например: Хавиз Сулейман Алмаз, Нассор Али Нассор, Омар Мухаммад Шока и т. п. Составные элементы могут быть апеллятивами не только суахили, но и других языков; могут они быть взяты и из христианских святцев. При контакте с европейцами последняя часть такого имени выдается часто за фамилию.

В настоящее время при обращении к детям суахили используют имя собственное без дополнительного обращения: Абуд, Абеди, Калулу. При обращении к человеку одинакового социального положения или одного возраста почти обязательно употребление обращения бвана: бвана Тете, бвана Сефу. В разговоре с лицом, занимающим более высокое социальное положение или явно старшим по возрасту, используются обращения мзее, шейх, передающие почтительное, уважительное отношение к собеседнику, или конкретный термин, указывающий общественное положение (доктор, учитель, секретарь). Возможно, в этом отражается традиционная социальная значимость двусоставного имени.

↑ Наверх