ЭтикетПриродаПсихологияИменаСтихиЗагадкиЁжефоткиЕщё ▾
РассказыБессмыслицыХозяюшкаЗдоровье

Эстонцы

 ← Поделиться

Эстонцы, численность которых составляет 1 млн. 100 тыс. человек, проживают в основном в Эстонии — самой западной части Советского Союза — на восточном побережье Балтийского моря и на о-вах Сааремаа, Хийумаа, Мухумаа, Вормси и др. Незначительное число эстонцев рассеяно группами по нескольким странам мира. Эстонский язык относится к прибалтийско-финской ветви финно-угорской языковой семьи.

Антропонимическая система древних прибалтийско-финских племен (а вероятно, и предшествующая им общефинно-угорская) в общем мало отличается от древних антропонимических индоевропейских систем, за исключением одного существенного момента: в финно-угорских языках отсутствует грамматическая категория рода, т. е. в именах личных нет грамматического различения пола носителей имен. Хотя в последний период (с начала XX в.) и замечается известная тенденция формирования некоторых отличительных признаков выражения пола в личных именах, однако до настоящего времени нет никакой разницы между мужскими и женскими фамилиями1. Индивидуальные имена также не различаются грамматически на мужские и женские, например: муж. Juri и жен. Mart, муж. Aktо и жен. Aino, муж. Aat и жен. Aet. В христианских полных (или так называемых «канонических», календарных) именах сохранились и признаны как заимствованные формальные признаки грамматического различия мужских и женских имен, например жен. Johanna от муж. Johannes. Так как в конце XIX — начале XX в. такого рода имен в употреблении было много, то, очевидно, это содействовало образованию эстонских имен «по аналогии»: женских с окончаниями -а, -е, -i (Leida, Ene, Vuvi) и мужских, оканчивающихся на согласные -г, -s (Ilmar, Urmas, Meelis и др.). Однако для мужских имен очень распространено окончание -о (Ago, Наппо, Urwo, Tarmo, Velio, Vlo), восходящее к древней уменьшительной форме (от имен обоих полов).

В настоящее время эстонская антропонимия активно усваивает новые заимствования личных имен из именников многих народов мира, причем иноязычные антропонимы не претерпевают особых изменений в эстонском языке. Уважение к именам других народов, готовность к их заимствованию содействовали тому, что современный список личных имен эстонцев сравнительно объемист и разнообразен. В XX в. внесено в метрические и актовые книги около 8000 различных имен. Среди значительного количества интернациональных имен, равноправных в повседневно-бытовом общении и в официальных документах, есть и старые церковно-календарные: Maria, Kathrina, Elisabeth, Johannes, Andreas и др. Однако уже с эпохи Реформации (XVI в.) строгая система календарных имен была нарушена, и в сфере семейно-бытовой осталось незначительное количество старых традиционных имен (Andres, Toomas, Jaan, Peeter, Ann, Anne, Mari, Malie, Tuna и др.).

Древние дохристианские имена, из которых известно и документально зафиксировано около 100, исчезли из употребления окончательно к XV — XVI вв., и только очень незначительное их количество снова вошло в обиход, начиная с XIX в., например: Lembit(u), Каиро, Himot, Meelis и др. Древние женские имена в документах не отражены, однако некоторые, рассматривающиеся как предполагаемые формы реконструкции, стали встречаться с конца XIX  в. (Aita, Laine, Leida, Vaike, Maimu, Salme, Virve и др.).

Фамилии у эстонцев начали формироваться у знати и в городах уже с XIV — XV вв., но у сельского населения появились лишь в начале XIX  в. (1816 — 1835). Фамилией эстонца может быть любое слово (или словоформа), как односложное, так и многосложное (Jo, Татт, Jaanimagi, Schmiedehelm, Uuk-Toveristi), а также сочетание элементов как родного, так и какого-либо другого языка (немецкого, шведского, датского, русского, польского, английского и др.).

Чаще всего фамилии происходят от антропонимов, т. е. от имен личных разного происхождения, например: Adamson — Adam + son (’сын Адама’), Jurimaa — Jtiri + maa ’земля’ (от Георгий), Karelson = Karel + son (’сын Карела’). Иногда фамилии образованы от имен давно умерших предков или даже посторонних лиц2. Самое популярное личное имя, из которого у эстонцев на протяжении длительного времени образовалось около 500 различных фамилий, — Johannes.

Другая группа фамилий этимологически связана с предметами и явлениями природы, окружающей действительности. В таких фамилиях компоненты tamm ’дуб’, таа ’земля’, ’страна’, mets ’лес’, рии ’деревья’, meri ’море’ и другие самые распространенные, например: Alemaa, Merimaa, Parnapuu, Татт, Kasemets. Компонент таа входит также в такие «неземные» понятия, как «мир», «свет», «вселенная» {Maailm, Птатаа), «мир звезд» (Tahemaa) и др.

Третья группа фамилий связана с общественной жизнью, с производственной деятельностью людей. Это фамилии, образованные от названий профессий, занятий. Первое место среди них занимает Sepp ’кузнец’ вместе с фамилией немецкого происхождения Schmidt. Это слово служило раньше символом мастерства, поэтому и вошло в названия многих профессий и ремесел. Так, встречаются такие эстонские фамилии, как King(is)sepp ’сапожник’, Ratsepp ’портной’, Luk(k)sepp ’слесарь’, Kuldsepp ’ювелир’.

Так как часто выбор фамилий зависел не от самих носителей, существовало много фамилий иноязычных, иногда «унизительного» значения или непонятных эстонцам. Поэтому с 1920 по 1940 г. было оформлено около 75 тысяч актов о перемене таких фамилий и имен в общем количестве для четверти миллиона лиц. Вследствие этого общий состав фамилий значительно увеличился. Типичные немецкие фамилии с окончанием на -mann (Bergmann, Моrmann, Trumann) сменились, сохраняя некоторую фонетическую близость, например, на такие, как Pargmaa, Merimaa, Truumaa, а фамилии, образованные от имен личных с окончанием -son ’сын’ (Anderson, Jurgenson, Bertelson), на такие, как Andersoo, Jurisoo, Pdrtelsoo и др. (soo от sugu ’род’). Пополнение фамилий продолжается и в настоящее время в двух направлениях: возникают новые фамилии, взятые новобрачными, и видоизменяются уже существующие фамилии, подчиняющиеся точному «транслированию» на иностранные языки.

Иногда чрезвычайно сложно доказать свои права (в наследственных или других официальных делах) на основании идентичности одного и того же антропонима в его различных письменных формах: Jogi ’река’ в латинице Jeggi, Joegy, Jogi, Yoghy, а в кириллице Йыги, Еги.

AM у эстонцев двучленна: личное имя и фамилия. Порядковое расположение этих двух компонентов модели в традиционной системе было раньше противоположным современному: имя личное всегда следовало за фамильным или родовым (семейным), например: Kalda Топи, а не Топи Kallas (Kalda — родительный падеж от Kallas). Это характерная, типичная форма эстонского родового имени была заменена по «немецкому образцу» в соответствии с официальным указом в начале XIX столетия, одновременно с внедрением официальных наследственных фамилий. В сфере повседневно-бытового общения в среде сельского населения еще долгое время использовались имена, образованные по старой модели. В настоящее время в силу все возрастающего значения фамилии в общественной жизни вновь приобретает популярность старая модель (Sepa Jaan или Sepp, Jaan).

Форма обращения у эстонцев проста. В узком семейном кругу эстонцы обращаются друг к другу по имени или какими-либо производными от имен или другими словами, известными только в семье. В обществе же, начиная со школы, на службе чаще всего обращаются по фамилии, а в более официальной форме перед фамилией употребляют слово seltsimees ’товарищ’. Но так как это слово содержит компонент mees ’мужчина’, то оно не совсем подходит при обращении к женщинам, и его по возможности обходят, как и старые традиционные proua, preili ’госпожа’, ’барышня’. Для обращения к женщине и выражения уважения, почтения, признательности подходящего слова пока не найдено, хотя и предпринимались кое-какие попытки в этом направлении.

1 Эстонцы, как муж, так и жена, имеют только одну, общую для семьи форму фамилии, в противоположность, например, русским (Иванов — Иванова) или латышам (Ozols — Ozola).
2 В таких случаях, как правило, через топонимы, раньше образованные, в свою очередь, от личных имен.

↑ Наверх